May 9th, 2010

ОТЕЦ 329: 1945 (44)

Все время чувство озабоченности, гнета. Изредка разум вносит поправку: "Ведь война кончилась. Ты должен вздохнуть с облегчением. Наступает спокойная жизнь". Но на душе все-таки тяжело.
Думалось раньше, что в этот день сильно почувствуешь освобождение от многолетней тяжести.
Колесо жизни обладает огромной инерцией. Пока оно завертится иначе!

Однако Н.М. говорит:
- Это действительно праздник. Я помню Февральскую революцию (именно Февр. указал, а не Октябрьскую) и то такой радости не было. ... Я целый день провел на улицах.
(В общей сложности он за день выпил литр, и прием вина, растянутый на весь день, все время поддерживал приподнятое настроение).
(Он увлекающаяся натура. Когда немцы были у Москвы, он дрожал за Урал. Когда выбивали из Киева - вот-вот разобьют совсем).

(Прочтя Сильвестра Бонара)
Хочется написать про русского, так же влюбленного в русскую старину, как Бонар в латинскую.
Но, пожалуй, крепко понимающего реальную современную жизнь и все же доброго, зачастую сознательно доброго во вред себе.


старый гляжу

Приди, мое сердце

Приди, мое сердце, я поговорю с с тобой,
чтобы ты ответило на мою речь и объяснило мне,
что происходит в стране.

Так, около 4000 лет назад писал египтянин по имени Хахеперресенеб в поэме под названием "Собирание слов, срывание изречений, поиск песен в исследовании сердца".
(Попалось в книге Яна Ассмана "Культурная память").