May 8th, 2010

ОТЕЦ 327: 1945 (42)

Вовочка ищет в церкви елку. Он не может поверить, что в таком нарядном помещении нет елки.
Появляется священник в облачении.
- Смотри, у него кувшин на голове.
Он громко разговаривает, его останавливают.
- Но ведь дяденька кончил рассказывать сказки.

Батюшка, помахивая кадилом у изголовья, скороговоркой: "Помилуй, Господи, раба, рабу, младенца". Родные подсказывают имена. Но второй раз он уже поминает наизусть, и среди родных довольный шопот.

Певчие. 5-6 человек. Один рядовой с красными погонами. Женщина в платке. Пожилой мужчина в вязаной шапке и дамочка в каракулевой шапочке, жакетке и рваных валенках. Ей в протянутую ладонь кладут две ложки кутьи. Она здесь же съедает ее. А старик-священник (не главный, а подсобный, вроде как в отставке, в порваном облачении) указывает на баночку на столе. "Про баночку не забудьте". 


ОТЕЦ 328: 1945 (43)

Утром был митинг. По окончании председатель завкома сказал: "Теперь пусть начальники бригад зайдут в президиум, получат подарки".
И раздал на весь институт талоны на 10 л водки.

Машина останавливается. Женщины протягивают в толпу стаканы с водкой.

На Красной площади ловят героев, американцев и англичан и качают их. Один герой, молодой красивый брюнет, отпустивший себе для солидности усы и баки, еле вырвался с площади. Он под хмельком. Его товарищ еще больше. За ним на площадь Революции толпа пацанов.

Толпа перед балконом американского посольства. На балконе американцы пьют вино. Советский майор влезает на балкон поцеловаться с американским офицером.
Выносят красный флаг. Потом портрет Рузвельта. Все обнажают головы.

Милиция либеральна. Толпа сидит на трибунах. Бегает с одного конца площади на другой в поисках героев. Никто не останавливает. Для порядка прогуливается много курсантов кремлевской школы. Приятное с полезным.

Вечером на Красной площади. Девушка плачет. Она потеряла туфлю. Это не редкость. В другом конце площади. Парнишка на палке несет дамский туфель: "Кто потерял?".