April 21st, 2010

просыпаюсь лицо

Фихте: действительное - недействительное

"То половинчатое, мечтательное и рассеянное сознание, та невнимательность и отсутствие мыслей, которые составляют характерную черту нашей эпохи и являются сильнейшим препятствием для глубокой философии, это именно и есть то состояние, когда не погружаются целиком с головой в предмет, не углубляются в него и не забывают себя; но шатаются и колеблются между ним и саими собой".
Ппоглощенность предметом Фихте рассматривает как основание для суждения о его действительности. Скажем, то, что я пишу этот пост сейчас (в меру поглощенности этим занятием), действительно. Если же я вспоминаю, как перед этим читал соответствующее место у Фихте, то "в той временнОй связи", как выражается Ф., это не действительно, хотя действителен сам процесс вспоминания.
Иначе то же основание он называет "самозабвением": действительно происходящее (= наполняющее данный момент твоей жизни) - то, что "отрывает тебя от тебя самого".
(Надо сказать, что термины "действительность", Wirklichkeit, и реальность, Realitaet, Ф. употребляет как синонимы).
просыпаюсь лицо

Фихте: естественное - искусственное

Этих терминов у самого Ф. нет. Но вот, какое различение он проводит.
Сначала речь о часах. Выясняется, что, хотя о том, что часы идут, мы узнаем, только смотря на них время от времени и убеждаясь в передвижении стрелки, мы уверены, что движется стрелка "без нашего знания и содействия". В то же время наше рассуждение (движение мысли) само по себе не продвигается. Вывод: "существуют два рода действительности, которые оба одинаково действительны, но из которых одна действительность создает себя, вторую же приходится создавать тому, кому нужно ее существование, и она совершенно не существует без того, чтобы быть созданной".
Правда, в промежутке между этими двумя примерами рассматривается еще один - процесс представления (воспоминания) прошлого события. Относительно него читатель-собеседник на вопрос автора, "происходит ли оно также без его содействия, подобно движению стрелки, или же он должен его воспроизвести, как и рассуждение", отвечает незнанием, ссылаясь на неконтролируемое движение образов в сознании. На что получает отповедь от автора в том смысле, что так грезить не во сне, а наяву философу не к лицу, и они договариваются придерживаться лишь двух названных родов действительности - самоосуществляющейся и создаваемой нашей свободой.

Фихте: действительное - возможное и никакой незнаемой реальности вне нас

"Всякая реальность первого рода [не творимая нашим произволом], хотя бы она сама по себе продолжала свое течение без всякого твоего содействия и без того, чтобы ты знал об этом, и хотя бы она существовала в себе, то есть без отношения к какому-либо возможному сознанию, каковой пункт мы здесь оставим совершенно нерешенным, - всякая такая реальность, говорю я, существует для тебя и как событие твоей жизни лишь постольку, поскольку ты хоть каким-нибудь образом обращаешь на нее внимание, погружаешь в нее свою самость и удерживаешь эту реальность в своем сознании. ... [Ф. предлагает читателю далее] рассматривать течение внешней реальности без его содействия исключительно как течение его собственного возможного сознания, его жизни, так как ... она только таким образом становится реальностью для него".
а некоему вмешавшемуся в разговор "знаменитому философу", заговорившему о "реальности в себе" и "абсолютном бытии", он ответил так:
"Ты в состоянии говорить о реальности, не зная о ней, не удерживая ее, по крайней мере смутно, в своем сознании, не относя ее к нему. Ты способен к большему, чем я. Отложи книгу: она написана не для тебя".