March 23rd, 2010

ОТЕЦ 314: 1945 (29)

Паренек с повязкой комендантского патруля проверяет документы у девушки с малиновыми погонами. Они улыбаются. Этой паре больше подходит ходить в обнимку темным вечером и целоваться. А в перерывы между поцелуями лущить подсолнухи.

Из рваных ботинок выглядывает желтый мизинец (не носков или они тоже рваные в этом месте?). На воротнике россыпи перхоти. Карандаш, ковыряющий в зубах. Взвизгивающий голос, без "р".
Через сколько же поколений исчезнет тип местечкового еврея? Нет, нет, я не спорю: социальный тип, а не национальный! Но когда он исчезнет?

Победителей не судят. Чтобы судить, нужно иметь право и силу. Этим обладали миллионы. Но теперь они безразличны ко всему, а десятки миллионов их вдов и сирот имеют право на суд, но силы не имеют.

У парадного музея Достоевского (закрыт с начала войны) современный юноша использует топор по прямому его назначению, и в мыслях своих не имея применить его для решения раскольниковского вопроса "человек я или вошь?".

Один его дядя заведует снабжением Западного фронта. Через его руки проходят тюки с алым сукном для генеральских лампасов. Но он настолько честен, что не уступает просьбам отрезать дочери на платьице.

У Лидии Николаевны муж был военным моряком. Недавно ее вызвали в военкомат. Официально сообщили о смерти мужа. Комиссар сказал: "Полагается пенсия 800 рублей. Но, видите ли, есть осложнение. Есть еще одна жена, которая претендует на пенсию". У второй жены тоже ребенок, она тоже расписана с ним и даже носит фамилию мужа.
Получила на днях письмо от той, другой: "Перед отъездом он говорил: пусть той останется квартира с мебелью, а себе ты возьми все мои вещи". И в письме подробный список всех его вещей и распоряжение, как с ними поступить.

ОТЕЦ 315: 1945 (30)

Наказание не месть. Месть - полнейшая бессмыслица. Нормальный человек не получает от мщения никакой пользы (моральное "удовлетворение" может получить только патологический субъект)*.
Наказание бессмысленно применять, если нет опасности повторения преступления. Но поскольку такая опасность существует всегда, то цель наказания через чувство страха помешать этому повторению.
* (Шел разговор об эвакуации
- Ничего, - успокоил меня собеседник, - теперь немцы испытают это.
Неужели он говорил искренно? Разве мне легче вспоминать о бедах эвакуации, если я знаю, что сейчас это испытывает какой-нибудь немецкий Вовка?)

Демокрит:
"Начало вселенной - атомы и пустота. Все же остальное существукт во мнении".
(Реальны только материя и отсутствие ее. Да и нет. Причем нет так же реально, как и да. Более того, нет более ощутимо, чем да, и да познается негативно. Так часто бывает. Еще более справедлива такая оценка отрицания в отношении других проблем).

Вот еще пример отрицательного определения:
"Атом есть то, что нельзя рассечь пополам".

Евангельскому "соль опресневшая" соответствует остановившийся фотон. Этот бедняга не только перестает светить, но и превращается буквально в ничто.

Нейтрино отличается от фотона тем, что для него все проницаемо.

Живописная фигура пьяного. Танковый шлем глубоко надвинут на полузакрытые глаза. пухший нос. Ноги в валенках с чехлами из красной резины, видимо перебиты и по этой дополнительной к хмелю причине еле передвигаются. Вместо палки кусок медной трубы.
Как он сумел пройти мимо контроля метро?

Человек не виновен в той точке зрения, с которой он смотрит на мир. Но он должен признавать, что существуют и другие равноправные точки зрения.

"Трудовой подвиг народа"
(Слова Н.М.)
- В Сибири мы, человек 20, на санях перевозили огромный радиатор. Левка кричит: "Раз-два, дружно!"
Потом оборачивается ко мне:
- Вы толкаете, Н.М.?
Я признаюсь, что нет.
- И я тоже. А сани едут.
(Слова Ст. Вас. о колхозе).

Карандашный грифель называется Вовкой "рисованкой".