March 16th, 2010

ОТЕЦ 307: 1945 (22)

Почему-то идут в основном записи услышанного в разговорах.

"У нас в квартире жили студенты. В одной комнате студентка-литераторша, а в другой студент-философ. Так что вещи остались в сохранности. Только студентка подарила мою куклу своей племяннице. А студент сносил несколько пар [нрзб.] ботинок и в книжном шкафу "Логгику" Гегеля заменил "Диалект. природы" Энгельса.
Да еще, когда он уже съезжал, папа вынул из его чемодана две наши подушки".

Анна Алекс. недовольна Инной. "26 лет и ни разу не влюбилась".

Аллка. Пришла. Целый час говорила о верности своему мужу. О том, как он ее ревнует. О  том, что она мать-патриотка: совмещает работу и воспитание трех детей.

И пришлось Тане Спесивцевой (рыжая, лукавая!) жить со свекровью (Мери Иезекиильевна). Два совершенно разных человека. У одной в доме не было никогда двух одинаковых чашек. У другой стакан разобьется - разговоров на две недели.

Голуби, увезенные в Германию, возвратились обратно.

Павленко "За здоровье Ленина".

[нрзб.]: "Война огромный несчастный случай".
(см. о Толстом: "Никто не виноват").

Назначение одних улучшать качество человеческого рода, других - увеличивать количество.

Как я испугался, когда при отъезде Вовочка растянулся у порога. Перед этим разговоры соседок: "С такими глазами не живут", как говорит [нрзб.], "Не жить ему".
Привыкли к косноязычным детишкам с сонными или озорными глазами!
(А если не "сонные" и не "озорные", то это какие тогда? Грустные, наверно).

Живут собой, а потом (когда уже свершится) вздыхают: " Как это мы не заметили" (у ребенка нашли сильное истощение).
"Как равнодушно мы относились к болезни его" (после смерти отца).
Эгоизм чистой воды, честное слово, лучше!

Иоганн Кеплер и Иван Мерзликин. Измерение винных бочек. 

Забавная запись. Иван Мерзликин - это мой дед по маме, о котором я писал здесь и здесь. Про И.Кеплера я знаю, что он склонен был находить алгоритмы для измерения всего, с чем сталкивался - где-то у меня в библиотеке его книжка о снежинках есть. Видимо, и винным бочкам внимание уделил, не знаю только, чисто научное или и приложиться любил. Что касается деда Ивана, то известно, что работал на винном заводе и попивал, оставаясь впрочем человеком тихим, задумчивым и богобоязненным (церковный староста был, хотя не знаю одновременно с работой на винзаводе или до того).