January 28th, 2010

ОТЕЦ 285: 1944 (190)

А может, это и 1943. Вот такой вот листок кальки, исписанный карандашом с одной стороны - разбираются только отдельныке слова, а на другой тоже  карандашом: Кажется, записал разговоро с Мельниковой. Ее эвакуация из Кимр.
Т.е. отец и сам не помнил точно, что в этих иероглифах...
Легко опознаются слова "тушенка" и "хлеб".


Collapse )

ОТЕЦ 286: 1945 (1)

Перебираюсь в 1945-й. Блокнотк без обложки. Первая страница исписана телефоны, адрес и отрывочные, явно черновые записи.



Из того, что я разобрал
:

Цв. <нрзб.> усыпал небосвод
Мы <нрзб.> согреть свое успели ложе
Видал нас и закат сплетенными - и что же -
Уже в <нрзб.> видит нас восход.
                                             (Кит. лирика)

Целый час о верности мужу. Мать патриотка. Муж ревнует.

Мери Иезекиилевна.
Стакан разобьется - скандал на 2 нед.
В доме ни одной одинаковой чашки

Сносил ботинки
Гегеля заменил Энгельсом
Правда подушки вынул из чемодана
Подарил куклу племяннице
Философ и литераторша

Похоже на итоги года. Но чьи? А надпись в самом низу страницы и вовсе озадачивает:

Январь 1945 г. 26 лет и ни разу не влюбился.

26 лет в 45-м исполнилось как раз отцу. Но как же не влюбился? А мама? Правда, конец слова "влюбил..." неразборчив, мб, и "влюбилась". Тем более, что в январе день рождения мамы. Тогда о ней? Загадка...