November 15th, 2009

ОТЕЦ 249: 1944 (127)

Пропускаю 30 (!) листов с обеих сторон исписанных выдержками и впечатлениями от чтения Ибсена. Я его ни строчки не читал и скучновато это выписывать.

В 1941 году верхолазы под руководством ленинградск. альпинистки Фирсовой поднимались на шпиль адмиралтейства, чтобы покрыть "адмиралтейскую иглу чехлом". В 1944 Фирсова вторично поднималась для ремонта чехла.

Театр на фронте. Сцена - сарай, зал - луг. В середину толпы зрителей въезжает всадник. Каждая реплика Шмаги встречается таким смехом всадника, что лошадь оседает задом.
По вертикали слева:Юзовский. "С фронтов. театром". "Л. иск." 3 40. 1944 г.
Справа: "Без вины виноватые на фронте".

Польская пресса в Нью-Йорке в декабре 43 г. (после Тегерана): "Не следует мешать немцам делать их провиденциальное дело - дело искоренения русского племени".

Хороший рассказ Эренбурга "Узел капитана Волкова". Не живописание, а описывается внутренний мир человека, но то ли от телеграфной манеры письма, то ли еще от чего-либо, но остается впечатление: человек описан мимоходом, снаружи (в то время как описывается один человек и описывается его внутренние глубокие переживания). М.б. предвзятое мнение?

Руссо должен был быть довольным: поистине, человек возвращается на лоно природы. Живет, правда, он не в шалашах, а в каменных домах, но около этих домов вручную молотят просо (оно пучками сушится на заборе и дома), перебирают картофель, пилят дрова.

Некоторые уже реально почувствовали близкое окончание войны: они разбирают щели-бомбоубежища и носят домой бревна от перекрытий. Будет чем отапливаться.

Воров, пьяниц отправляли за счет общины в Америку, покупали им билет...
И все же Америка преуспевала.
(Австралию создали каторжники).

Есть люди, требовательные к другим, но снисходительные к себе - хуже этих людей нет.
Честнее те, которые, зная свои слабости, сквозь пальцы смотрят на слабости других.
Уважение вызывают те цельные характеры, которые не прощают греха никому, потому что не прощают и себе.
Не свысока ли смотрят на людей те, что к другим людям предъвляют меньшие требования, чем к себе, нет ли у них желания только самому быть чистым и хорошим?

У господствующих классов есть один веский аргумент (и действительно почти что справедливый): "Вы ведь все стремитесь к нам наверх".

"Смерть - единственное, относительно чего мы, люди, не нуждаемся ни в каких особых знаниях. Они приходят сами собой - так или иначе" (как приходит сама собой и смерть, без каких-либо особых усилий со стороны человека).

Секта "жизнерадостного христианства" Грундтвига.