October 11th, 2009

ОТЕЦ 224: 1944 (102)

Вспоминаю, с каким удовольствием парикмахер в институте (чернявый, кривой и нечистый на руки) рассказывал об одном своем коллеге, который не побоялся угроз револьвером, имея в руках бритву.
С какой профессиональной гордостью он пересказывал этот эпизод из ",Тупейного художника".

(Прекрасно:)
"Глаза серые и бегают как метроном, поставленный на скорый темп".

Аракчеев
поступал остроумнее Потемкина. При посещении Алекс. I военных поселений Аракчеев, показывая царю избы поселенцев, пересылал из одной избы в другую одного и того же гуся.

Изв. 17 авг. 44 г.
Гвард. капитан Вас. Осипов (дважды Гер. СС)
"Каждый летчик любит свою работу, поэтому понятно, что работа бомбардировщика мне кажется самой лучшей на свете. Я настолько привык к ней, что вся моя жизнь представляется непрестанным движением, непрестанным полетом, и вот снова внизу подо мной открывается освещенный мной город, я вижу его как днем и сбрасываю бомбы аккуратно в намеченную цель, и вижу взрывы и пламя, и вот уже возвращаюсь домой со спокойным ощущением человека, закончившего свое дело.
... Вся моя семья находилась в Ленинграде. ... Я пришел в дом, где жила раньше моя семья. Я не застал в живых ни одного человека. ... Их убил враг.
Вылетел на Хельсинки (той же ночью). Ночь отмщения.

Рузвельт: "Делая это, мы приближаем день мира. Делая это, мы спасаем наши собственные кошельки и кошельки наших детей. Делая это, мы спасаем жизнь наших сыновей.

К полночи вышла луна, и на небе осталась только звездная аристократия. Плебс скрылся, только одна небольшая звездочка сумела пробраться почти к самой луне.

В основе лит. произведения часто лежит истинный факт, но насколько вольно с ним обращается писатель , видно из примера. В "Запечатл. ангеле" старовер переходит по цепям строящегося моста, для того чтобы вызволить икону, в действит. переходил калужск. помещик ради водки, которая на другом берегу стоила дешевле. Своим товарищам на киевск. берег с черниговского он принес, привязав на шею, боченок водки.

Некоторую независимость и смелость нельзя отрицать за Лесковым. Протест в "Соборянах" против буквы закона, ради существа религии. Вопрос о ложных мощах в газетной заметке.
(Пожалуй, это переходит за границы т.н. самокритики, говоря по-современному. Обычно теперь рекомендуют самокритику с оглядкой на окружение. Метод максимальных противоположных выскеазываний, какой употреблял Достоевск., теперь не рекомендуют. Это называют предоставлением трибуны врагу. А критику размера Лесковской  не рекомендуют,  т.к. она может дать материал тенденциозно настроенным людям).

Ушинский: "Пусть Германия как знает разделывается со своей хитро обдуманной педагогикой ... нам не нужны ни ее болезни, ни ее лекарства".
(У нас наберутся чужеземных лекарств, а с ними, гляди, и болезни появятся).

За дверью прекрасный солнечный день. Но к нам солнце доходит только красивым рубином; им светится сучок в новой сосновой двери. (Кемерово).

старый усмехаюсь

скучаю по Вас, по Вашей речи отзвучавшей

Досточтимая akula_dolly поместила в своем журнале чудное маленькое филологическое исследование - о слове "скучать", о его управлении. Очень интересно!
А в комментариях она к тому же высказала мысль, которая очень мне по душе: о важности сохранения островков архаизмов в нашей речи - хотя бы в качестве изредка подмешиваемой к речи краске...

ОТЕЦ 225: 1944 (103)

Банщик корит посетителя, ставшего обтираться на скамейку: "Не бережете добро, потому что не своё. И в деревне сейчас то же. Нет моей земли и работа по-другому идет".
Видно, вопрос этот давно им обдумывался.
"Вот кабы клочок, но мой был, совсем все по иному получалось".
Он еще что-то долго говорит и про колхозы и про мужчину, залезшего гна скамейку, а все возвращается к одному: "Была бы земля моя, все по иному бы получалось" (прямо как в "Муравии" Твардовского).
Посетители молча слушают. Но один оешил просветить банщика.
"Земля и отдана крестьянам. В бессрочное пользование, т.е. навечно".
Сейчас на этого низенького мужчину наброшено только полотенце. Но судя по фразе, обтеревшись, он оденется в защитную гимнастерку партактивиста.

Странно звучит: "Скоро в столовой станут кормить лучше: поехали за продуктами в освобожденные районы".

Впереди идет плотный, но согнувшийся мужчина. ему навстречу высокий и прямой в зеленой гимнастерке (есть такие среди провинциальных служащих). высокий добродушно: "Привет! Что сгорбился словно еврей?". Они остановились. Обогнав, я оборотился. Плотный действительноь еврей из касты заготовителей-снабженцев.

Ступеньки центральной лестницы в управлении завода оббиты. На верху расположены "командирские" столовые, и туда часто закатывают пиво и бражку.

Парторг разговаривает с девушкой (легкий светский разговор) и почти не обращает внимание на новость: "Восстание в Париже". Инструкции проводить митинг нет, значит, и энтузиазм проявлять не обязательно. Это не поставят в укор.
Это он обрезал кого-то, радостно назвавшего (какая ужасная обмолвка!) высадку в Италии вторым фронтом.