September 4th, 2009

ОТЕЦ 199: 1944 (77)

Достоевский драматизировал эпическую форму романа. Пейзаж, обстановка, внешность героев в романах Достоевского - театральные ремарки.

Д. об "Идиоте"
"Весь роман: борьба любви с ненавистью. Гл. мысль романа: столько силы - столько страсти в совр. поколении и ни во что не веруют".
"Идея - изобразить вполне прекрасного человека".
"На свете есть одно только положительно прекрасное лицо - Христос".
"Из прекрасных лиц в литературе христианской стоит всего законченнее Дон-Кихот*. Но он прекрасен единственно потому, что в то же время и смешон. Тоже смешон и только тем и берет Пиквик* (бесконечно слабейшая мысль, чем Дон-Кихот, но все-таки огромная).
Является сострадание к осмеянному и не знающему себе цены прекрасному**, а стало быть является симпатия и в читателе.
* В том же плане и Мышкин.
** Этим же вызывается симпатия к Мышкину.

Запись в книжке:
"Чем делать лицо героя симпатичным читателю? Если Дон-Кихот и Пиквик, как добродетельные лица симпатичны читателю и удались, так это тем, что они смешны.
Герой романа Князь, если не смешон, то имеет другую симпатичную черту - он невинен!".

В основу христианской этики положен евангельский афоризм "Будьте как дети".
(Мышкин с детьми в Швейцарии, Алеша с детьми около Илюши).

План огромного романа "Атеизм".
"Он шныряет по новым поколениям, по атемстам, по славянам и европейцам, по русским изуверам и пустынножителям, по священникам... попадается на крючок к иезуиту... спускается в глубину хлыстовщины и наконец обретает и Христа, и русскую землю, русского Христа и русского бога".

Работая над планом "Идиота", он сперва дает ему характер, который в будущем описан в Ставрогине.
"Или властвовать тирански или умереть за всех на кресте... а так просто износиться я не хочу".

План "Атеизма" частично воплощен в Версилове.

Светлогорское: чайки

С самого приезда охотился на чаек. И все было ощущение, что не даются. Только подкрадусь, улетают. А в полете все мимо кадра... Однако приехав и выгрузив, увидел, что кое-что снять все-таки удалось:

Collapse )

ОТЕЦ 200: 1944 (78)

Д[остоевский] о "Бесах"
"Пусть выйдет хоть памфлет, но я выскажусь"

Ст. Трофимович во всех записных книжках Д-го величается Грановским. Д. специально изучал его биографию.

Младш. Верховенский именуется Нечаевым.

"Мерси" Кармазина → "Довольно" Тургенева.

Достоевский не шельмует революционную молодежь. Он ругает Лескова за то, что у него в "На ножах" все нигилисты - бездельники.

Д: Нечаевым вероятно я бы не смог сделаться никогда, но нечаевцем не ручаюсь, может и мог бы... во дни моей юности".

В черновых записях Шатов говорит, что не верить в Христа как в  бога, т.е. не признавать того, что идеал (Грановский, собеседник Шатова, признает Христа идеалом совершенства и нравственной красоты) был во плоти, равносильно неверию в достижимость этого идеала.

 

"Да разве человечество может обойтись без этой утешительной мысли".

Об эпиграфе:
"Бесы вышли из русского человека и вошли в стадо свиней, т.е. в Нечаевых и Серно-Соловьевичей. Т.е. потонули или потонут наверное, а исцелившийся человек, из которого вышли бесы, сидит у ног Иисусовых. Так и должно быть".