July 30th, 2009

ОТЕЦ 179 1944 (56)

Новая тетрадка начинается с перечня категорий обитателей нищенских кварталов Лондона (по какому-то Кишу).
Потом – цитата тоже, очевидно, из иностранного источника. Может быть, к ним на завод поступали переводы для служебного пользования?


О русских военнопленных: «самые несчастные из всех несчастных в мировой войне».

19 век принес транспорту еще одно великое изобретение: англиканский священник М.Б.Бейли изобрел в Японии способ передвижения на рикшах (семидесятые годы). В Китай передвижение на рикшах занес француз Менар. Еще один француз придумал обтянуть колеса экипажей резиной.
Потребовался цивилизованный ум европейца, чтобы придумать для Азии такой азиатский способ передвижения.

… израненная земля с рубцами от гусениц прошедших тысяч танков.
… раньше всего затянулись раны войны у земли. У нее раньше всего сгладились шрамы от гусениц танков, от бомб. Дольше затягивались раны, нанесенные человеческим телам, еще дольше (да затягивались ли вообще?) – душам.

В мартовской стачке углекопов в Англии обвиняют «горсточку троцкистов».

На конференции Межд. бюро труда в Филадельфии.
Уотт (АФТ, США)
Предложение Объединенным Нациям немедленно после войны взять под охрану жизненный уровень немецкого населения, «охрана демократических прав германского народа», т.к. «при нацистском правительстве любой народ действовал бы по-нацистски».

Когда читаешь «Бесы» вспоминается «Закономерность» Вирты. Та же попытка дать психологию своего врага, чтобы скрыть тенденцию романа. Но насколько мне видна пасквильная «психология», данная Достоевским, настолько б.м. таковы и характеры, данные Виртой.
(Роман Вирты – о жизни интеллигенции в провинциальном городке в пореволюционное десятиление).

Когда читал нашу критику «Бесов», думал, что, отмечая нехудожественность их, наши критики «махлюют». Но они действительно правы: надуманность образов и их психологии, ни одного характера, который можно было бы поставить в ряд с «Карамазовыми» или даже «Идиотом». Хотя сам роман написан более тщательно, чем, напр., «Карамазовы».
(На полях: А Ставрогин?)

Интересен авторский прием: роман написан от первого лица, рассказчик даже иногда действует в романе (присутствует действующим лицом у Варвары Петровны, на балу – распорядителем), но все-таки это простой «хроникер», а не «характер». Строго соблюдается: там, где он не может присутствовать, роман строится обычно: от автора, хотя автором этот же хроникер (Достоевск. сообщил даже его фамилию).