July 15th, 2009

просыпаюсь лицо

еще раз про два смысла обожения

Вот сейчас, проглядывая в процессе разметки свой журнал, увидел, что
мой недавний пост о двух смыслах "обожения" продожает линию, которая не раз уж всплывала и обсуждалась. Вот
здесь, например, kiprian_sh напоминает мне об истоках стремления к богоравенству по св. отцам, а вот здесь hubris_ipod как раз правомерность этого стремления и отстаивает как призванность человека к творчеству. Так что тема-то актуальна...
А любопытно, как при таком ретроспективном оглядывании пройденного пути выявляются точки, в которые возвращаешься все время как собака на, простите за неизящество выражений, блевотину свою...

ай да Гигномай, ай да сукин сын!

Очень хочется похвастаться. Произвожу сейчас сплошную разметку своего журнала. И очень доволен системой меток. Т.е. в основной, предметно-тематической, части никакой системы нет, да ее и не нужно - то "облако" меток, которое парит у меня справа, своей причудливостью, разбросанностью и хаотичностью (в которой, однако, можно разглядеть некоторое органическое единство и акценты) вполне соответствует состоянию моего ума.
Но зато.
Я придумал давать жанровые, точнее деятельные, квалификации записям: что я в них делаю (копаю, например, делюсь или подглядываю за собой, или даже балаболю). Они помечены спереди звездочкой и потому группируются отдельно, в начале списка тэгов.
И еще. Поскольку я произвожу эту разметку задним числом, я смог учесть и содержание комментов, а оно иногда интереснее корневого поста. А к тому же ввел (с косой черточкой, слэшем спереди) метки-имена тех жж-юзеров, которые комментировали или на кого я ссылался (не все, но самое объемное и содержательное)..
Так что, милости просим, можно зайти ко мне и вспомнить, что вы у меня в комментах накатали. Пока, правда, до июня 2007. Но я непременно доделаю.
Так, наконец, жж станет, надеюсь, работающим инструментом.
А следующее связанное с ним дело - навести порядок в чтении чужих журналов. Я уже продумал несколько типов работы с ними и отслеживания нужного.
радуюсь лицо

Китаянка и англичанин

Случайно открыл, случайно купил, случайно прочитал. (Почти не читаю беллетристики, да и вообще мало читаю последнее время). А впечатление очень сильное.
Го Сяолу. Краткий китайско-английский словарь для любовников. Книга по-английски вышла в 2007. Переведена Мих. Шаровым (прекрасно!) и вышла в издательстве Ольги Морозовой (спасибо ей).
Сюжет: молодая китаянка Чжуан приезжает в Англию учить английский. Из современного, постмаоистского Китая, где все меняется так быстро, что в Пекине, например, не считая «Запретного города», все здания моложе 15 лет. Где производят товары для всего мира и поощряется частная инициатива. Но где по-прежнему нужно соблюдать партийные указания и до сих пор сверяют жизнь по цитатникам Мао.
О последнем, чтобы не забыть. Героиня в трудную минуту своей жизни в Англии вычитывает из цитатника «Имей мужество, чтобы побеждать». И это ей помогает! А она вовсе не глупа и уже многое в своей жизни сделала самостоятельно и вопреки партийной идеологии. Что-то важное, мне кажется, узнаешь о роли слова в нашей жизни из этого эпизода.
Но к сути. Сюжет строится вокруг ее любовной связи, перешедшей почти в брак, в жизнь под одной крышей с сорокалетним англичанином, с оставленной в прошлом склонностью к бродяжничеству и не совсем оставленной тягой к мужчинам; он – бисексуал.
Каждая главка этого романа отдана одному английскому слову, которое осваивает героиня вместе со стоящим за словом понятием.
Разница языков. «Мы, – пишет Чжуан, – хозяева своего языка. Но английский язык – хозяин своего использователя». Зачем все эти сложности – падежи, грамматический род, времена? Наклонения… («Зачем столько наклоняться?»).
Разница культур, да. «Как я узнать, что она хочет пить, если она не говорить мне прямо?. Все эти хорошие манеры большая сложность. В Китае такой вежливости нет». (Перевод воспроизводит аналог «китайского английского». «Официант несчастно вытирает стол, не глядит ни на кого»).
Есть вещи, которые я не вполне понял: «В Китае мы никогда не думаем о “правильном поведении”, потому что любое поведение правильное». У mingqi надо спросить.
В аннотации сказано, что «чем лучше влюбленные узнают друг друга, тем выше вырастает между ними стена непонимания». Это в какой-то мере так… Но все же, по-моему, неточно. Они, действительно, начиная с какой-то точки сближения все больше отдаляются друг от друга, но это, думаю, неправильно называть непониманием…
Во время его отсутствия (уехал навестить друзей и, вопреки протестам, без нее: «Знаешь, у меня все-таки есть своя собственная жизнь…»), Чжуан находит и прочитывает его дневники, пересматривает его фотоальбомы. И простодушно рассказывает ему: «Некоторые части этих дневников расстроили меня. Я не могла спать ночью». Он в ярости: «Ты вторглась в мою личную жизнь! У тебя нет на это права!». «Какая личная жизнь? Мы живем вместе! Если мы любим друг друга, нет личной жизни!». «В Китае каждая семья живет вместе, бабушки, дедушки, родители, сыновья, дочери, другие родственники. Едят вместе и делятся всем, говорят обо всем. Личная жизнь делает человека одиноким. Личная жизнь разбивает семью».
И вот то, что воспринимается как парадокс. В китайском, видимо, нет и времен. Поэтому ей тяжело даются глаголы, особенно, особенно будущее время. Но она думает о том, чтобы иметь семью : «Я хочу будущее с тобой». «Теперь, после всех наших споров и ссор, мне кажется, что я понимаю его [грамматическое время] лучше». А он призывает ее жить «сегодня, здесь и сейчас».
«Если бы наша любовь существовала в китайском времени, она продолжалась бы всегда».
«Все изменилось. После всех наших ссор и невзгод ты уже не говоришь, как раньше. Ты только слушаешь, слушаешь мои слова, а потом перестаешь слушать и уходишь в себя. Но я не могу остановиться. Я все говорю и говорю. Я краду твои слова. Краду все твои прекрасные слова. Говорю на твоем языке».
И еще поворот. Мать Чжуан, узнав о ее нежелании вернуться на гарантированную госслужбу в родных местах, кричит в телефон: «Знаешь, в чем твоя проблемв? Ты никогда не думаешь о будущем! Ты живешь только сегодняшним днем!».
Но у нее уже есть личная жизнь.
Там много еще - про чужой язык и его освоение. Про значение искусства (он - скульптор-любитель). Про красоту и уродство. Рассказ о ее путешествии по Европе - встречи, страхи... Славная книжка!
радуюсь

не мои сны

Снами своими я стал в последнее время интересоваться - трудно усомниться, что это неплохой способ всмотреться в то, что ты, возможно, в себе не замечаешь. Но путанность и абсурдность того, что вижу я, обескураживает. Иное дело - что от других услышишь.
Звонит мне сегодня один приятель и рассказывает два сновидения зараз. О нем рассказывать много не буду - мужчина, 60 лет. И еще (это ружье выстрелит) казачьего происхождения по матери, с Дона.
Сон первый. Идет с шашкой в руке. Навстречу огромная крыса. Стал ее шашкой рубить. Но отрубил. А она и говорит ему по-человечески: Убьешь - больше дня не проживёшь. Изрубил досмерти.
Сон второй. Идет по пустынному замку. Кругом драгоценности рассыпаны. Опять-таки в полной казачьей форме и с шашкой. Настречу четыре разбойника. Принял бой, всех изрубил по очереди. Четвертый вдруг оказался у него под ногами в виде шкуры, типа медвежьей. Вытер о него ноги, переступил и дальше пошел.
Ну? И что бы это могло значить?

ОТЕЦ 167: 1944 (44)

Из «Русских сказок». Избранные мастера. Издательство «Академия».

Упивается отец. И я его понимаю


Новая концовка:
«Стали жить-поживать-торговать, поколь советская власть не пришла».

Живал-бывал царь, вольнóй человек. Жил на ровном месте, как на скатерти.

Близко ли, далёко ли, низко ли высóко ли

Свинка – золотая щетинка

А как государь не дик: у бояр погреба денег лежат, да все их жалует, а у нужного, у бедного* с зубов кожу дерёт**, да все подать берёт.
* Синонимы (правильно).
** Лучше, чем 7 шкур.

Гора об гору трется и песочек точится.

Буду тебя в колыбели колыбать.

У старика старуха умерла –
ноги в стену уперла.

Лег Василий-царевич к ней на колени и сказал: «Поищи, красная девица, меня». Стала та искать, он и крепким сном уснул.

Лежит в ней Ягая баба, из угла в угол ноги уперла, титьки через грядки висят… Страшный большой железный нос в потолок уперла.

Эка, паря, вот попали!

Кувшинец о двенадцать рылец.

Не стоит благодарности, Иван царевич, ночлегу не возят и не носят с собой, везде полагается ночевать и пешему, и конному