July 5th, 2009

ОТЕЦ 157: 1944 (34)

В Анкаре издана книга Огуза Тюрикана об СССР «На пути к национализму».

 

Михоэлсу в Мексике сказали: «Мексиканцы сильнее в любви, чем в ненависти».

(Мысль эта может быть распространена и за пределы Мексики).

 

Передовая в шведск. «Арбетет» о СССР (об изменениях в конституции) «Рождение империи».

 

В[ойна] и р[абочий] кл[асс] № 4. Воскресенский

1943 г. Экспорт США (включая поставки по закону) ~ равен в ценностном выражении довоен. уровню всего миров. экспорта.

Острая послевоенная проблема рынков.

Уже теперь начинают свертывать производство некотор. американск. сталелит., алюмин. и вон. заводов.

«Дженерал Моторс» ([нрзб.]) предлагает после войны сократить производство со 140 млрд (наст. вр.) до 100. Это соответств. 12-15 млн безработн.

Рост произв. аппарата в Англ., Канаде и британск. доминионах еще более усложняет проблему + разруха в Европе (вот истинная причина создания ЮНРРА*) – восстановл. европейск. рынка.

 

* ЮНРРА (UNRRA, сокращение от United Nations Relief and Rehabilitation Administration, Администрация помощи и восстановления Объединенных Наций), международная организация, основанная странами антигитлеровской коалиции для оказания экономической и социальной помощи странам, оккупированным нацистами во время Второй мировой войны.

 

Это конец еще одной тетрадки.


ОТЕЦ 158: 1944 (35)

26-го марта 1944 года действительно исторический день. 80 километров берега Прута, на которых через 33 месяца снова могут стать пограничники – больше чем символ. Даже сквозь заботы о ста граммах хлеба видна необычность этого сообщения. Надо быть желчным  скептиком, как С.В., чтобы не обратить внимание на эту дату.

 

Можно ли говорить о гармонии в таком случае: у безрукого бедняка нет второго ведра, и воду из колодца он носит в одном, ржавом. Нет, следовательно, ни второго ведра, ни второй руки… Если по-вашему можно говорить о гармонии в этом случае, тогда, пожалуй, я с вами спорить не буду.

 

За время немецкой оккупации снова размножился и заразил поля долгоносик – свекловичный вредитель. В 41 году миллион кур были брошены на его уничтожение. Сейчас Лысенко снова в «Правде» ставит об этом вопрос.

 

В трамвай, у Колхозного базара, входит молодой парень. У него развинченные движения подвыпившего человека. Из-за пазухи все время выпадает пачка сухих, белых блинов. Он их комкает, снова сует за пазуху, не попадает в карман, вот-вот они опять выпадут. Он садится (плюхается) на свободное место, вынимает из кармана брюк четвертинку (по-казански «маленькую»), отпивает, кривится и закусывает блином. Сухие, тонкие блины снова выпадают. Окружающие беспокоятся: «Как встанешь – всё уронишь». «Пока до военкомата доеду – ничего не останется».

Его лицо ([нрзб.]) покрыто пьяной испариной. Глаза не могут остановиться на одной точке и беспокойно бегают по сторонам, так же неуправляемо, как его развинченные движения.

 

Двое пьяных гоняются на улице за молодым евреем. У того розовое, смазливое лицо, очки в прозрачной толстой оправе он наконец-то (после падения) догадался снять.

– Чего вы от меня хотите?

– Почему ты от нас бегаешь? Почему вы все бегаете, когда наш брат на фронте? Почему ты от меня прячешься?

И как только тот снова пытается уйти (убежать), один пытается его ударить, а другой останавливает пытающихся вмешаться в происшествие. Жертва скользит и падает в лужу. Его спасает милиционер. Он, невзрачный и робкий (чуть ли не тоже еврей), скромно пытается урезонить буяна. Жертве советует обойти это место кругом, что он и делает.

– Я не знаю, что они ко мне пристали. Я их не трогал.

Хорошее драповое пальто в грязи. Близорукие влажные глаза смотрят как-то виновато и жалко (еще более жалко, чем обычно выглядят глаза любого близорукого, снявшего очки).

 

Гоголь:

Участь человека, одаренного способностями разнообразными и очутившегося без такого дела, которое бы заняло все до единой его способности, тяжелее участи последнего бедняка. Только тот труд, который заставляет всего человека обратиться к себе и уйти в себя, есть наш избавитель.

 

Что правильнее: «Рабочие в кабинках заводского клозета, как статуи в нишах (только чересчур однообразные позы) или «статуи в нишах нового здания напоминают фигуры в кабинках заводского клозета».

 

Здесь заводская «сорочка» [рынок].

«У кого пропуск в цеховую столовую?»

«Кому хлеб?»

«У кого дополнительные талоны?»

«Меняю 1-ый зал на 4-ый»

Здесь же оправляются, мочатся и совершают другие человеческие отправления. Человек, покупающий хлеб у соседа справа, рискует быть обмоченным соседом слева.

 

Детсекое: «неснички» (реснички).