July 2nd, 2009

старый гляжу

ОТЕЦ 155: 1944 (32)

Хорошо знакома обстановка тыла, оборонная промышленность. Рынок («стихия свободной торговли» тебя больно колет и тоже известна тебе). Какие-нибудь огородные или картофельные дела подымают уголок завесы над деревенской жизнью. Иной раз столкнешься с жизнью военных. Это не фронтовики в полном смысле слова, а летчики, гл. обр. перегонщики самолетов (их отличает от тыловиков сытость и обилие орденов). Кто-нибудь был в командировке в полевой части – расскажет что-нибудь. Письмо с фронта твоему знакомому прокорректирует (если военная цензура проглядит) газетные статьи.
… Узкий горизонт, живешь ото дня к дню. Заботы и интересы твои распространены на очень небольшое количество людей кругом тебя: ребенок, жена, мать (и то не у всякого*). Только какой-нибудь случай (далеко не всякому из нас он выпадает) открывает нам глаза на то, что делается в жизни страны. Как война всех подняла с места, разрушила все связи мирного времени…
… Запыленные на полках, нерекомендуемые библиотекарями книги, вроде «Ташкент город хлебный», на самом деле почти актуальны**.
… Днем в трамвае. Трамвай полон ребятишками лет 13-14, в новых, огромных ботинках (белых и желтых), в новых ватниках. Их из приемника отправляют работать на завод.
– А как вы в приемник попали?
– Сами пришли. Холодно. – А меня на вокзале взяли, но я сам хотел.
Ребята путешествуют давно. Все начиная с 1941 года. Один эвакуировался с отцом в Омск. Там отец умер, его мобилизовали в ремесленное в Свердловск. Убежал. Летом путешествует, а зимние месяцы по ремесленным и приемникам (обуется, оденется, а летом опять гулять). Другой из Калинина, родители умерли, там остались только дядя и сестры. Сам решил путешествовать.
Паренек, черномазый как цыганенок, говорит: «Ни разу не голодал». «Ну а как же, руки, конечно, приходилось прикладывать».
На 16-м зашумели испытываемые моторы. Один: «Это самолеты». Другой (с некоторой гордостью): «Это на нашем заводе моторы шумят».
[* Сам отец, как я понимаю, был в Казани в это время с мамой и мною, а бабушка Анна, его мать, была в это время в Уфе.
** На слуху эта книга, но не читал. Она про время Гражданской войны, есть в Сети] 

Коллективный подарок Сталину от американских рабочих. Шуба из лучшего сукна. Низ из французского котика. Бобровый воротник с больш. % серебра. На внутр. подкладке – подписи рабочих.
А помните, был Музей подарков Сталину? 

Все время и отовсюду собирает сведения о положении в разных частях страны…
Рейд Ковпака из Киевск. области в Карпаты летом 1943 г.
Рейд (б. секр. Черниг. ОК КП(б)У) Федорова из Чернигова в Ковель.
Руководители украинских партизан:
г.м. [генерал-майор?] Руднев (комис. Ковпака)
г.м. Сабуров, комис. Богатырь
Бовкун, Попудренко
г.м. Бегма (секр. Ровенск. ОК КП(б)У)
г.м. Наумов
Маликов (Житомир)
Шитов, Мельников, Олексеенко

Укр. националисты: Мельниковцы, Бандеровцы, Бульбовцы
1) Укр. Нац. Рада в Киеве. Немцы через некоторое время прекратили ее деятельность.
2) Уход националистов в подполье. «Партизанские отряды». (Вырезывание польского населения).

Есенин: «Эти чертовы бабы не печатают моего «Петьки-комиссара» (со слезами на глазах).
И подумай:
         Лес хорошеет
         Ели всё игольчей
         На коровьей шее
         Плачет колокольчик, –
а они говорят «Неправильно! Так по-русски не пишут! И Петька мой – невыдержанный».
Ну пусть учат меня коммунизму, пусть, но чтоб меня, Сергея Есенина, обучали эти бабы русскому языку!»
(Нов. мир. №7-8 1943 г.)