June 6th, 2009

ОТЕЦ 136: 1944 (13)

То в Москве закрыт аэродром, то здешний весь в тумане. Туман держится как раз на уровне глаз. Наклонишься – видна деревня, выпрямишься – кругом одно молоко.
Пилот объясняет пассажиру:
– Взлететь можно. Но правило таково: если сесть на аэродром нельзя, с него нельзя и выпускать. Куда возвращаться будете, если оказалось, что метео подвело? 

На следующий вечер достали баян. Начались танцы. Появились и барышни: с метеостанции, из столовой, из канцелярии. К 3-ему танцу выявились несколько постоянных пар: полный капитан с очень интеллигентным лицом и модно одетая брюнетка. Капитан в валенках, партнерша в белых резных туфлях, но пара подходящая. Другая пара: небольшого роста лейтенант и девушка, повязанная зеленым платочком (она, видимо, недавно перенесла болезнь, волосы коротко острижены). У обоих очепнь схожие, простые курносые лица. Третья пара: здоровый бортмеханик со штурманом.
Остальные пары случайны, а эти постоянны до конца танцев.

Старики не стесняются показаться в воинской части  с георгиевскими крестами, такие фотографии помещаются в журналах.

Караганда была куплена у казахов русскими купцами 200 лет назад за 225 рублей. Через 100 лет подобный торг состоялся по поводу Аляски между Америкой и Россией. 

Ветераном в Сталинграде считался пробывший на фронте в течение 3 дней. 

У многих летчиков медали «Партизану Отечественной войны» – за полеты в тыл немцу.

В Сталинграде дивизия Людникова занимала участок 400 х 600. Во время осады норма питания была установлена такая:
                                                      25 гр сухарей    12 гр крупы
                                                      10 гр сала           5 гр сахара

Командир дивизии установил: за четыре переправы подряд через Волгу награждалт орденом «Красной Звезды».

По узенькой дорожке, желтеющей через Волгу, по шоссе, идущему к Горькому, по просекам движутся черные фигуры, тянущие за собой санки. Редко видна лошадь, запряженная в сани… Люди.

Окраины города четко распланированы. Прямоугольник барачного поселка. Прямоугольник больших каменных домов. Наверное,  тоже называется социалистическим городом. Большие дома, окрашенные летним камуфляжем, резко выделяются на снежном фоне.

Длительный вираж. Наверное, возвращаемся. Так и есть. Казань дает штурмовую погоду.

От Давида после мобилизации было лишь одно письмо и с тех пор (вот уже больше 2-х лет) нет писем.
Его брат долго просил взять его в армию. Ему отказывали, т.к. у него туберкулез. Наконец, взяли. Тоже погиб. Теперь мать – одна. Он был специалистом по восточным языкам.