March 27th, 2009

ОТЕЦ 78: бабушка Анна Николаевна

Бабушку Анну Николаевну я почти не помню. В памяти остался смутный образ невысокого роста старушки… Впрочем, она родилась в 1888 году, т.е. во время, к которому относится это впечатление – 1944-й, 1945-й (в 1946-м она умерла) ей было меньше 60-ти. Цвет образа – темный и не только потому, что у нее были еврейские, черные волосы и темные глаза, а еще и одевалась она, видимо, в темное (по контрасту с другой бабушкой, по маме, Екатериной Ивановной, которую помню в светлом, расчесывающую перед зеркалом длинные, русые волосы).
Единственное сюжетное воспоминание ну никак не может претендовать на историческую значительность! Бабушка подарила мне орех, который я тотчас и расколол, добираясь до ядрышка. А орех был пуст. И это была не просто несчастная случайность: оказалось, что пустой орех был подарен в качестве свистульки.
Все остальное про бабушку Аню извлекаю из писем и документов.
Две автобиографии, обе 1940 года, задают вехи основных событий – не поддающихся сокрытию, но в остальном не разберешь, сообщают ли или скрывают действительное содержание ее жизни.
Родилась в 1888 году, в г. Верхнеднепровске (он и сейчас так называетсяц) Екатеринославской (= Днепропетровской) губернии. Отец, Николай Николаевич Жив, «в молодости служил продавцом (приказчиком) на лесных складах (пристанях)». Переехал с семьей в Донбасс, где «продолжал работать по своей специальности, а потом поступил управляющим поселковой конторы при Петровском металлургическом заводе на ст. Енакиево. Под конец жизни имел движимое имущество». Последняя фраза – попытка упомянуть-скрыть, что прадед стал, насколько мне известно по рассказам, одним из владельцев завода. О том, что он был в феврале убит матросами-анархистами и о его отрезанной ими голове его внук, мой отец, узнал в 1943 году от случайной попутчицы в поезде (http://gignomai.livejournal.com/178430.html). Это – первая из череды насильственных смертей в ее жизни. Мать бабушки, Софья Михайловна, умерла через год, в апреле 1919 года. Про нее известно, что она болела душевной болезнью (тоже не последний случай в истории нашей семьи).
Училась сначала в Славянске, т.к. в Енакиево школы не было, потом в Изюмской гимназии (Изюм – уездный город Харьковской губ.).
Дальше в обеих автобиографиях идет подробное описание выигрышного (по меркам 1940 года) эпизода бабушкиной жизни. Приведу его по одной из них:
«В декабре 1905 г., будучи в 8-м классе, я приехала на каникулы домой. Однажды утром по призыву паровозных гудков, группа гимназистов, узнав, что в Горловке (15-17 км от Енакиево) восстание рабочих, отправилась туда с эшелонами рабочих. За участие в этом восстании я была исключена из гимназии и подверглась репрессии полиции, и осенью 1906 года с группой молодежи отправилась в Швейцарию в г. Лозанну. Там я поступила в Университет на юридический факультет». Похоже, что возможность поехать учиться в Швейцарию как-то все-таки связана и с зажиточностью отца.
«В конце 1907 г. вернулась в Россию и поступила на Высшие Женские Курсы в г. Харькове на тот же факультет.
В ноябре 1909 г. вышла замуж за студента».
Студент (юридического ф-та Харьковского ун-та) – это мой дед, Иван Тихонович (о нем – http://gignomai.livejournal.com/156171.html, там же и фотографии его и бабушки). А здесь помещу фото выписи из метрической книги о бракосочетавшихся; это «деревни Сеничено крестьянин Иоанн Тихонов Ракитянский» и «города В.-Днепровска мещанка Анна Николаева Жив», оба "первым браком". Таинство венчания совершал свящ. Николай Коханов, а сослужил ему псаломщик Кирилл Приходько. Поручители «по жениху» – крестьянин Лаврентий Дмитриев Липовка и крестьянин Василий Владимиров Кисляк, а «по невесте» – мещанин Никита Иванов Кононец и почетный гражданин г. Александро-Грушевска Михаил Георгиев Кобзарев.Collapse )
«В 1910 году, пишет бабушка в своей автобиографии дальше, бросила учебу, т.к. мужа за студенческую забастовку арестовали, потом исключили из университета, а по освобождении мы уехали к моим родителям, где я прожила до ноября 1917 года, когда переехала с мужем в Екатеринослав (ныне Днепропетровск), где по возникновении Советской власти образовалась «Горнозаводская Продовольственная Управа Юга России» с Центральным Управлением в г. Екатеринославе. В эту управу был выбран от Енакиево мой муж. Здесь мы прожили до 1920 г. С 1920 по 1923 год я жила в Ростове н/Дону, а с июня 1923 переехала в Москву».
Похоже, что бабушка колебалась, писать или не писать о том, что произошло в Ростове. В более ранней автобиографии того же года просто упомянуто о смерти мужа в 1923 году; здесь она не решилась скрыть, что он был расстрелян. Об этом написано ниже и несколько изменившимся почерком…