March 3rd, 2009

ОТЕЦ 55: 1943 (4)

Банщик:
– Дверь надо закрывать. Сейчас не к Петрову, а к Покрову. С Ильина дня, как Илья Пророк льдышки в воду побросал, и ребятишки кончают купаться. Деревенские пословицы всегда правильны. Шуба с кафтаном уже начинают сходиться.

Ветер нагоняет дождь и прогоняет его. Мать обругает, мать и приласкает.

Главный конструктор долго не мог выяснить, какой винт стоит на машине, пока не обратился к зам. директора по снабжению. Тот оказался самым большим знатоком винтов на заводе.

Копировщица подняла чертех. Под ним письмо. Первые слова «Здравствуй, любимый!».

Последнее воспоминание о Москве. С детской коляской, груженой керосинкой, остатками посуды, картофелем, еду по Покровке. Спешу: вдруг эшелон уйдет. Таковы тыловые воспоминания.

С кем из инициаторов войны приключилось уже то, что стряслось недавно с одним зенитчиком под Казанью. Выстрелив в небо (без повода к тому же) он был убит осколком выпущенного им снаряда. Прямо в макушку. («Аналогичный случай» – Швейка).

Про свое участие в войне он говорил, что добросовестно занимал отведенное ему пространство, простреливаемое пулями, снарядами и минами, и поймал причитающуюся ему по теории вероятностей осколок мины.

У крыльца почтового отделения косматая коза, вся обвешанная репейником.

западнее печали

eva_terra, перечисляя в своем комменте к записи в журнале otgovorki (http://otgovorki.livejournal.com/149525.html?thread=692757#t692757) любимых поэтов, упомянула - в ряду знакомых имен Рильке, Элиота, Кавафиса, Паунда - еще Элитиса, о котором я до того не слышал. В Сети набрел на подборку стихов, вчитаться в которые еще не успел. Но во вступительной статье поразило название его, Одиссея Элитиса, книги 1995 года (за год до смерти) -
"Западнее печали".

ОТЕЦ 56: 1943 (5)

В метрах 300 от бетонной дорожки аэродромная команда копает картофель. Картофель посажен в черте аэродрома за колючей проволокой.

Из окон, выходящих на заводской двор, видна свалка фабрики-кухни, обнесенная небольшим тесовым забором. Трое копаются у ящика с капустными отбросами. У всех троих ножики, они обрезают мало-мальски годное и тут же в рот. Двое других заняты таким же делом, но у другого ящика, какие отбросы в том, из окна не видно.

И по проселочной дороге из деревни в город, и по шоссе от завода к городу, и по центральной улице – всюду картофель. Мешки на плечах или на тележках. Молодые и старые, обоего пола – все с картофелем, заработанным в колхозе, снятым со своего огорода, украденным или подобранным (перекапывали после хозяина) с чужого.

Да, я сам был свидетелем того, что, когда объявили о взятии Новороссийска, в толпе, собравшейся у репродуктора на улице, раздались аплодисменты и крики «Ура!». Ожидали Брянск, еще что-либо, но Новороссийск был так неожидан, что это выявление чувств было естественно и непосредственно.

Как приятно слышать: Киевское, Полтавское, Днепропетровское направления!

Как правило после откровенного разговора отношения становятся натянутыми. Человек стесняется вчерашних своих откровений, жалеет, что открыл другому свою душу.

Не будучи большим знатоком литературы (хорошо помнит только рассказы Чехова и Куприна), Н.М. неожиданно хорошо помнит (до глубины прочувствовал) мысль Толстого из «Крейцеровой сонаты», что женщина м.б. или матерью (исключение) или проституткой (правило).
С удовольствием рассказывает о книге Отто Вейнингера «Мужчина и женщина», в которой автор резко и презрительно говорит о женском поле.

Ее семья. Читают внучке сказку про царевича Елисея. Бабушка: «Вот значит, откуда Елисеевский магазин». Младшая дочка хотела поступить на хореографические курсы при Большои театре (18 лет, никогда не танцевала). Мать: «Конечно, хорошо, она и подпевать на сцене сумеет».
Однако в ходу разговоры, что приросшая мочка признак хорошей крови, а выдающаяся назад пятка – признак плебейского происхождения.
Несмотря на абсурдность рассказа рассказывается (который уж раз), что мамулька в старое время выписывала из-за границы не то львиную, не то медвежью кровь для поддержки здоровья, и младшая дочь поэтому родилась самой здоровой. (Видимо, какое-то патентованное средство, на этикетке которого лев или медведь).

Из переулка показывается грузовик. Довольный милиционер открывает зеленый свет светофора. Все-таки разнообразие, есть какое-то дело.