January 27th, 2009

ОТЕЦ 18: 1938-39 (6)

15 июля
Сколько мотыльков погибло на нашей свечке. Треск. Еще один!

Днепр мелеет. Мы купаемся в его рукаве (Конка или Архаров бокай). Во многих местах брод.
Наступишь в заливчик ногой и во все стороны двойные стрелки (мальки и их тени). А если взмутишь воду, стучат об ноги.

По дороге два жука толкают шарик. Мы остановились. Сперва убежал один, затем другой.

16-19 июля
Жарко. У колодца много ос. Пьют из всех лужиц.

В газетном ларьке тот же ассортимент, что у Каца на Солянке.
Радио передает «Программу передач». Удивительная общность политических мероприятий, политического языка по всей стране. Фейхтвангер прав. В «Советской Украине» заголовок «Товарищу Сталину» набран так же, как в «Известиях». Отчет о республиканском совещании по животноводству точная копия с московских отчетов.

18-го в Никополь за хлебом.
По-украински Никопiль, но жителями это употребляется редко.
В Никополе хорошо устроенные урны. Они вращаются в вилке и легко опорожняются.
Но жители указывают на недостаток:
– Иногда собака полезет за куском хлеба, перевернет урну и не может вылезти. Торчит хвост наружу.
Все магазины расположены на одной улице – дороге к базару. Кооперативная артель «Согласие». «Жир вжитку».
Тут же развлечение – «Воздушно-пневматический тир».

За керосином к Витькиному знакомому – Зиброву.
Жил где-то на юге, имел глиняный дом, продал, переехал в Москву (он слесарь 8-го разряда). Построил деревянную дачу. Продал. Переехал в Никополь. Купил за 13000 участок, снес два разваленных домика (оставил только кусок сарая, где пока живет с семьей) и строит каменный дом в 6 комнат.
– Другие 2 пуда известки достать не могут, а я уже 120 достал, другие с трудом 100 кирпичей достают, а я уже 10000 купил.
Лес он купил в Калининской области. Достал платформу (813 руб.) и пригнал в Никополь.
О доме он рассказывает с увлечением. Заинтересована строительством вся семья. Мать жены (ей лет 70) говорит:
– Как дом строить, все бегом. Я и то, как приму лекарство (лекарством оказался чистый денатурат), так бегом за кирпичами.
Зибров ходит в парусиновых коротких штанах, в такой же рубахе. У него покатые плечи, сильные руки, крупный нос и сильное тело.

У Никополя Днепр грязен. Содержимое пароходных уборных плавает у берега. Пляж на другом берегу.

Двое немолодых супругов и маленькая дочка лет 2-х – Ната. Ната плачет. Мать:
«Хочешь водички?». Ната пьет из бутылочки и успокаивается.
Мать тихонько льет из бутылки на спинку. Ната ойкает и смеется. Мать набирает в рот воды и прыскает на дочку. Ната очень довольна.
У нее полное беленькое тело и светлые-светлые волосы.

Я, право, не знаю, которое сегодня число. Примерно 20-ое, но, м.б., и 21-ое.

Вчера был дождь. Гроза. Сегодня на улице много лягушат. Откуда они? В жаркое время под камешками?

В сарае хозяйкины свиньи спят валетом (69).
Цыплят хозяйка собирает «Колей, колей». Объясняет так: «Скорей, скорей, но они маленькие».

Сыновья шутники (в мать). Пришли как-то гости: лесничий (тот, что нас вез) и еще кое-кто. С террасы ребята кричат: «Мамка, мамка!». Подошла. «Дай Трошки яичка», второй раз: «Дай сахарку», третий: «Дай водички».
– Да что вы сами сходить не можете?
– Хиба б ты столько пожила, сколько мы.

Иногда ужинают так: картошка, селедка (Манюра дала). Запили водой.

После дождя и утки вышли на улицу. К лужицам.
Число оказалось 21-ое, а не 20-ое, но пятница, а не суббота.