January 23rd, 2009

ОТЕЦ 12: 1938-39 (2)

Зина [младшая из маминых сестер] учится считать на покупках конфет и семечек.
Она считает:
– 20 и 10 будет тридцать, и еще 15 – 45, и еще 15…
Запнулась. Подумала. И быстро:
– Три раза по двадцать!

У него было двое детей: сын Гений и дочь – Идея.
Идея занималась с репетитором.

Разговор в ателье:
Когда пришла революция, тетя Нюша говорит: «На кого шить буду, бар-то нет. Зачем только ремесло разучила!»
А теперь шить не поспевает.

Бревном по рубанку не водят!

Отец с дочкой (2 года и 7 месяцев) пришли садиться на речной трамвай. Девочка, увидев Москву-реку: «Как много квасу!»

Так этот ловкий молодой человек продавал тару, кирпич, лес. Приводил на склад, показывал товар, оформлял сделку, а когда приезжали за «купленным» товаром, сторож говорил: «Смотреть можно всякому, а брать нельзя». Так он продавал товары, которые к нему никакого отношения не имели.

В Люберцах работал один инженер.
В профсоюз он не вступал.
– Зачем? Это организация добровольная.
На заем подписываться отказался.
– Как я могу одалживать государству, если мне самому не хватает?
С некоторого времени стал приходить на завод грязный.
– Строюсь.
Действительно, без всякой помощи строит дом.
– Я не могу жить в коммунальных квартирах, как вы все.
Подал заявление в НКВД.
– Прошу дать разрешение на выезд из СССР. Мне здесь не нравится. Всё коллективно, а я люблю частную собственность.
На заводе все волновались о нем, но НКВД ответил:
– Оставить в покое.