December 24th, 2008

старый гляжу

что там делается "при реках вавилонских"?

Вот сижу я при реках своих вавилонских,
Вот я плачу (ли плачу?) над Черною Невкой,
Низко арфу повесив на иву, обнявшись
С жизнью - верткой пиявкой, ухабистой девкой.

Вот стою над обрывом, над свиваемой в клуб темнотой,
Это чистым все слышно, это чистым все видно,
И пути их прямы - кресты,
Я ж по кругу вращаюсь в рулетке безвидной -
По бельму слепоты.
Возведи меня на гору, Бог мой простой!
Ты послал меня вниз, как солдата на битву,
Я же сжился с вдовицей на долгий постой -
С красноглазой, не знавшей отрады молитвы,
С жизнью слепенькой сжился душой холостой,
Возведи меня на гору, Боже простой!

Пронеси меня вкось над долиной Ингерманландской,
Покажи мне равнины болотистый прах,
Где осока, где бесы в своем окаянстве
Держат слезные токи в подземных ключах
И замкнули их наглухо. Надо бы, надо бы
Зарыдать, утопить бы слепую старуху в слезах
И по Финскому морю печали и жалобы
В тихо тонущих плыть кораблях.

Елена Шварц, 1981

Ну и, конечно (от слова "конец"), Санкт-Петербург, Петроград, и, б..., Ленинград...  Ингерманландия... Финское море... В тихо тонущих плыть кораблях.
Возведи меня на гору, Боже простой!