May 21st, 2008

радуюсь

о страхе и радости

Иду сейчас к себе в гнездо. Навстречу молодой бычок крупного размера - расправив плечи, живот вперед. Лицо ничем не смущаемое, не озабоченное - и не тупое. И у меня вдруг возникло желание остановить его и, извинившись за беспокойство, спросить (абсолютно серьезно, без тени иронии): А Вы таки ничего не боитесь?
(Возможно, в туманном происхождении этого вопроса как-то замешан прекрасный перевод только что умершей Риммы Казаковой, ссылку на который дал вчера у себя benev - http://arablit.narod.ru/Pisisrsol.htm).
Начал думать о природе страха. Первое важное различение: 1) восприятие Х как того, что со мной несовместно и 2) вера в то, что встреча с Х реальна. Может, это и банально, но знаете ведь как трудно самому догнать банальность...
Подумал я это и бросил. Есть более важные сейчас вещи. И среди них радость "днесь".

Климент без номера 3: богословская синонимия

В отношении этой темы я сейчас в самой думательной пучине барахтаюсь и когда вынырну непонятно. Посему помечу только несколько вопросов-вешек.
Ну вот смотрите, что деется? День - это и Свет, и Логос (т.е. Бог, одно из Лиц Троицы. Ну как это вместить уму? Collapse )
Так пока.

даймон разрешил

Почему я перестал писать что-либо о методологии и Г.П.Щедровицком?
Потому что первый мой заход заключал в себе две ошибки.
1. ЖЖ все-таки публичное пространство. Когда что-то касается исключительно тебя, то что-то в него вбрасывать или нет, вопрос твоего личного внутреннего хозяйства, его экологии – тоже, кстати, важный, но только для тебя. Когда же ты затрагиваешь что-то другое или кого-то другого, нужно просчитывать последствия. Я не буду возвращаться к той ситуации – проехали; скажу только, что даже не ставил перед собой этого вопроса, что… нехорошо. В результате единственный положительный результат – поспособствовал обращению к этой теме Елены Косиловой.
2. Для себя – в смысле обсуждения, из которого я что-то бы дополнительно для себя уяснил, – тоже ничего не получил. Поскольку не сумел (не захотел) поставить вопроса, адресованного компетентной аудитории.
Некоторые из тянувшихся после того нитей обсуждения интересны мне и поучительны, но, скорее, в качестве негативного урока взаимонепонимания между обсуждавшими.
Главный диагноз: крайняя затрудненность диалога между теми, кто внутри, и теми, кто вне. Вторые, не зная, разумеется, как следует предмета, по первым же ухваченным чертам начинают подыскивать ему место на привычных для них картах местности. Первых это бесит… Пример – «дискуссия» между Кактусом и Сергеем ВК… (Межеумочность моей позиции при всех ее недостатках оказалась удобной, чтобы это видеть).
Я хочу попробовать еще раз.
Итак, мой вопрос к методологам, которые это прочтут: можете вы выделить ключевой методологический принцип, с усвоения которого нужно «внешнему» начинать понимать, что такое методология, ради чего она, в чем ее «резон быть»?
Сделаю свой пробный ход. Для меня таким принципом является принцип ортогональности, возникший, по моему разумению, сначала в виде отказа от параллелизма мысли и бытия, а потом вылившийся в схему двух досок, объектной и оргдеятельностной.
Не откажетесь это прокомментировать?