March 30th, 2008

Климент 1: сон и пробуждение

Перевожу книгу Аркадия Шуфрина «Гнозис, теофания, обожение: Климент Александрийский и его источники». Встречаются вещи, которые хочется обсудить. Например, распространенное (и не только в пределах христианства) представление о дурной жизни как о сне и о пробуждении как о прозрении и просветлении. В книге рассматриваются несколько вариантов такого представления, различающиеся либо в самих источниках, либо за счет их современной интерпретации. Вот как можно, несколько упрощая и опуская – для выявления логического каркаса – некоторые извивы аргументации, представить эти варианты:Collapse )

(no subject)

Кислородное голодание. Захотелось стихов. Вот какой поэт достался с полки.

Луны начищенный пятак
Блеснул сквозь паутину веток,
Речное озаряя дно.
И лодка - повернувшись так,
Не может повернуться этак,
Раз все вперед предрешено.
А если не предрешено?
Тогда... И я могу проснуться -
(О, только разбуди меня!).
Широко распахнуть окно
И благодарно улыбнуться
Сиянью завтрашнего дня.

Я твердо решился и тут же забыл,
На что я так твердо решился.
День влажно-сиренево-солнечный был,
И этим вопрос разрешился.
Так часто бывает: куда-то спешу
И в трепете света и тени
Сначала раскаюсь, потом согрешу
И строчка за строчкой навек запишу
Благоуханье сирени.

Памяти провалы и пустоты.
Я живу... Но как же так? Постой...
... Чайка ловко ловит нечистоты
Из волны лазурно-золотой.
Проглотив какую-нибудь пакость,
Весело взлетает в синеву...
Малоутешительно - однако
Никаких сомнений - я живу!

кеносис 9

Чтобы завершить изложение кенотических учений (потом у Чекановского идет глава "Подлинный евангельский образ Иисуса Христа Сына Божия, как противоположность кенотическому учению о Нем") нужно еще сказать о том, как они мыслят прекращение уничижения Христа и Его прославление.
Это прославление было не Его собственным делом, а делом всемогущего Отца, что отразилось и в молитве Христовой: "Отче, прославь Меня". Воскресший и вознесшийся Иисус вновь обретает все Свои Божеские свойства; некоторые из кенотиков говорят даже о получении большей славы, чем до кеносиса - с именем "Господь", Он, дотоле неизвестный миру, признается Господом всяким творением.
Важнейшее обстоятельство нового прославления - то, что Его объект не домирный Сын Божий, а Богочеловек Иисус Христос. До Воплощения Слово было чисто духовным бытием, ныне же полнота Божества обитает в Нем телесно (Кол. 2:9). "После того, как Сын становится человеком, человеческая природа, которую Он воспринял в личное единство с Собою, вступает во внутреннюю глубину Тройческого знания и жизни, человеческое бытие становится моментом внутренно-Божеских отношений, Сын, как Богочеловек - членомСвятой Троицы, и общение между тремя Лицами общением Отца с человеком Иисусом во Святом Духе... Внутреннее течение жизни трех Лиц теперь стало некоторым образом Божеско-человеческим..." (Томазиус).
Будет еще окончание в одной-двух записях.