January 9th, 2008

"ясное святоотеческое учение о личности"

Из статьи kiprian_sh, с которой я намерен еще долго не расставться: «Мы постараемся проследить, насколько удалось Владимиру Николаевичу справиться с поставленной им задачей, а также зададимся вопросом о невысказанных основаниях, не позволивших богослову и философу, чья эрудиция несравнимо превосходит нашу, пройти мимо впечатляющего количества текстов, вполне ясно излагающих святоотеческое учение о личности».
В самом ли деле ясно? Вот отрывок из письма св. Василия Великого брату Григорию, цитируемый kiprian_sh: Collapse )
Обращаю внимание на две вещи.
Во-первых, исторический контекст. Свт. Василию нужно, говоря современным языком, «развести» понятия сущности и ипостаси, и приведенное рассуждение эту задачу решает. Но отсюда никак не следует, что это рассуждение сохраняет безусловную убедительность в других контекстах. Разве не к этому склоняет нас приведенная kiprian_sh цитата из Слова о св. Духе св. Григория Богослова («соразмеряясь со своим понятием, и Божие назвали мы именами, взятыми из самих себя»). А безусловный характер имеют лишь догматические формулы, про которые уж никак не скажешь, что они ясны и просты для разумного усвоения.
Во-вторых, можно и прямо показать, к чему может привести неоправданно широкое использование этой аргументации. Можно ли мыслить отношения между Лицами Пресв. Троицы по полному подобию отношениям между тремя людьми? Не получим ли мы тогда триадологию из рассказа Л.Толстого «Три старца»: «Трое вас, трое нас, помилуй нас!». Пусть даже и прав Толстой, что такая богословская неискушенность не исключает святости, но это же не делает вероисповедание «старцев» православным.

уточним и дополним

А теперь, после прочтения первой порции откликов и подумав над этими вопросами в дороге, кое-что уточню и дополню. Последующие записи я поименую так же, как первые, но с пометой "(дополнение)". Так что реагировать прошу с четом этих дополнений.

о тождестве (дополнение)

Вопрос, напомню, стоит так: что отвечает за единство лица (личности, ипостаси) - вопреки очевидному изменению всех мыслимых характеристик (идиом) человека? Там любопытные были попытки зацепиться за какие-то свойства или типы изменения.
Например, непрерывность изменения как будто бы сохраняющая единство лица в отличие от разрывов, его нарушающих. Ни то, ни другое не подтверждается. Непрерывным изменением черт можно одного индивида превратить в другого (подобно тому, как кто-то недавно пошутил, мелкими изменениями превратив лицо В.В.Путина в лицо Ю.Тимошенко).
Да и разрыв не исключает единства лица. Любую черту можно изменить на резко отличную (ухо отрезать себе как Ван-Гог) и самосознание прервать на время (напившись до бессознательного состояния) или даже насовсем (в маразме).
Единственное, где можно искать это единство - это за пределами самой личности, трансцендентно ей. И тогда В.Н.Лосский двигался в правильном направлении, когда строил АПОФАТИКУ личности, отрицая все попытки ее концептуализировать.

увидеть и изобразить (дополнение)

kiprian_sh строит свое богословие образа (еще раз оговорюсь: мой уважаемый собеседник везде смиренно говорит не от себя, а от св. отцов, но я по невежеству не имея возможности убедиться в соответствии, имею дело с его текстом и его концепцию обсуждаю) на трех постулатах:
1) Богочеловек Иисус Христос имеет два образа, по двум природам, образ Божий, Отчий, и образ человеческий, унаследованный от Матери;
2) образ Божий в нас имеет душа, а не тело;
3) на иконах Христа изображаются черты образа ("характир") по человеческой природе.
В.Н.Лосский же, с которым спорит kiprian_sh утверждает единство образа Христа, каковой есть образ (Лик) его Ипостаси; он же, по Лосскому, и изображается на иконах.
К этим трем постулатам у меня на данном этапе моего размышления разное отношение.
Первый постулат мне не представляется безусловно противоречащим контр-постулату Лосского: в конечном счете, может быть и образ части, и образ, "снятый" в некотором ракурсе. Не вижу, почему бы не различить человеческие черты Спасителя и Божественные как различаются его разноприродные воли и энергии. Острие мысли Лосского не в том, один ли только образ или два, а в том, какой образ изображен на иконе (в отличие, скажем, от множества западных возрожденческих и позднейших портретов человека Иисуса).
Второй вопрос я пока оставляю без выяснения. Мне представляется, что категорическое предпочтение души телу как-то противоречит учению о грядущем телесном воскресении и о прославлении тел святых. И со ссылками на отцов здесь kiprian_sh не так уж убедителен. Но это требует исследования, которого я пока не проводил.
Но вот третий постулат рождает много вопросов. Я не понимаю место в богословии образа по kiprian_sh ДУШИ Христа. Если "характир" - по человеческой природе, то, значит, и ПО ДУШЕ.
Не знаю, можно ли душу Спасителя считать унаследованной от Богородицы (это отдельный вопрос), но утверждается ведь, что именно душа - по образу Божию. Значит, ЧЕРЕЗ ИЗОБРАЖЕНИЕ ДУШИ все-таки и Божественный образ запечатлевается на иконе?

человеческая природа (дополнение)

Здесь я только хочу обратить внимание на комментарий ereignis о неочевидности отождествления природы и сущности. Т.е. святоотеческих цитат, где говорится, что это одно и то же, я и сам набрал немало. Но опять-таки одно и тоже в каком контексте? Этмологически, как напоминает ereignis, это совсем разные слова. И для антропологии очень, скажем так, заманчиво их различить. В частности очень интересные мысли о. Павла Флоренского и, далее, Е.Л.Шифферса о РОДЕ, его воле и сознании (природных характеристиках!) очень хорошо согласуются со смыслом слова "природа", но никак с "сущностью".
Может быть, вот в чем дело: Божественная природа-сущность неизменна, человеческая же природа меняется при неизменной сущности (как замысле-логосе о Человеке)?