November 29th, 2007

Читаю Иоанна Дамаскина 4

Перечни Божественных характеристик я всегда раньше пробегал глазами примерно так же, как бесконечные библейские родословия - монотонно и ничего уму не говорит. Но вот если задержаться...
Бог... вечен, присносущен... (Точное изложение... 1.2).
В греческом αιωνιος τε και αιδιος. Словарь Лидделла-Скотта дает tternal и everlasting со ссылкой на комментаорий Олимпиодора к "Метеорологике" Аристотеля, где "вечное" толкуется как лишенное времени, прошлого и будущего, целиком пребывающее ныне, а "присносущее" - как всегда (в прошлом, настоящем и будущем) постоянно сущее. Первое, по Олимпиодору, надлежит говорить о Боге, второе - о природе.
Сведущий человек указал мне на то, что это различение обсуждалось Боэцием. Действительно, Стэнфордская философская энциклопедия рассказывает об этом и о том, как вопрос о двух смыслах или родах вечности обсуждался в Средние века и позднее, до наших времен (http://plato.stanford.edu/entries/eternity/).
В логические тонкости я вникать поленился, но различение видится полезным.
Собственно, Бог, конечно же, вечен в смысле именно надвременности, как Творец и времени тоже. Но Он и присносущ в том смысле, что, смотря из времени, мы всегда имеем Его своим современником.
Для нас же это различие важно потому, что указывает нам на искомое - вечность, но отнюдь не присносущие во времени.

Читаю Иоанна Дамаскина 5

Итак, мы веруем... в силу... знающую все прежде рождения его... (Точное изложение... 1.8). Это - о Троице.
Меня, честно сказать, никогда особенно не мучила проблема теодицеи в ее обычном понимании: почему всемогущий Бог не сделал так, чтобы не было в мире зла? Вполне удовлетворял и удовлетворяет тот довод, что свобода, предоставленная твари (а все зло - от злоупотребления свободой) есть такое благо, которое стоит всех страданий. Но вот один вопрос все-таки оставался нерешенным: как совместить свободу со всеведением Бога? Ведь если Бог знает, что я сделаю завтра, то значит это предопределено и какая же тогда свобода?
И вот, по-моему, я нашел ответ. Всеведение Бога - это знание всех существующих возможностей плюс, разумеется, того, что Он как Всемогущий предопределил. Относительно же наших свободных действий Бог, конечно, может их предвидеть, но, поскольку предвидеть в Его случае означало бы и определить, то Он, не желая лишать нас свободы, отказывается от этого. Вот и всё.

по хорошу или по милу

fiorelli обратила внимание на сомнительный нравственный смысл русской пословицы "Не по хорошу мил, а по милу хорош" (http://fiorelli.livejournal.com/81050.html). Почему-то мне это запомнилось и вдруг отозвалось неожиданной параллелью. А не приложима ли эта пословица о выборе предмета любви к прототипу всякого такого выбора - к избранию Богом Израиля? В самом деле, мы знаем, конечно, что Авраам "поверил Господу [оказался "хорош"], и Он вменил ему это в праведность" (Быт. 15:6). Но ведь избрание-то состоялось раньше: "И сказал Господь Аврааму: пойди из земли твоей... и Я произведу от тебя великий народ..." (Быт. 12:1-2).
Так что в некотором смысле эта пословица - "по образу и подобию".