November 3rd, 2007

Андрей Платонов о русском человеке

Осматривая жизнь крестьян в условиях революции, Александр Дванов встречает в деревне человека, который "бросил пахоту и питался непосредственно почвой. Он говорил, что раз хлеб из почвы, то в почве есть самостоятельная сытость - надо лишь приучить к ней желудок. Думали, что он умрет, но он жил и перед всеми ковырял глину, застрявшую в зубах. За это его немного почитали". В раздражении называли, однако, "мешаным". Сам же он считал себя богом.
И вот, когда Дванов покидал уже деревню, бог, проводив его и указав путь, сказал:
"Попомни меня. Вот мы навсегда расходимся, и как этот грустно - никто не поймет. Из двух человек остается по одному! Но упомни, что один человек растет от дружбы другого, а я расту из одной глины своей души.
- Поэтому ты есть бог? - спросил Дванов.
Бог печально смотрел на него, как на неверующего в факт.
Дванов заключил, что этот бог умен, только живет наоборот; но русский - это человек двустороннего действия: он может жить и так и обратно и в обоих случаях остается цел".
Непосредственное ощущение такое, что в выделенной (мною) фразе, как, впрочем, и во всем Платонове сказано что-то такое глубокое, что надо создавать Академию Платонова для разведывания и добычи смыслов. Но тут-то все-таки, может, что-то и прямо актуальное? К "дню народного единства", "русскому маршу" и т.д. А?

Логосы сущих

На экране моего компьютера – статья В.В.Петрова «“Логос сущего” у Максима Исповедника: проблемы интерпретации». Хороший повод, опираясь на проделанную автором исследовательскую и систематизаторскую работу, попытаться немного поразбираться в этой явно узловой проблеме – «логосы сущих».

Можно использовать все тот же прием «медленного чтения»: я буду выкладывать по кусочку статьи в сопровождении своих соображений и вопросов – в большей мере вопросов, поскольку ощущаю себя здесь в позиции вполне ученической. А поскольку, как мне хорошо известно, в числе «френдов» моего ЖЖ есть несколько человек, вполне профессионально владеющих темой, то, может быть, мое приглашение поучаствовать в обсуждении не покажется им наглой эксплуатацией. Ведь вопросы, заданные профаном, бывают небесполезны для знатока, не так ли?

Первая порция носит, собственно говоря, экспозиционный характер, вводит в тему малоподготовленного читателя. Хотелось бы, чтобы те, кого заинтересовало это начинание и кто, в той или иной степени и том или ином качестве, готов поучаствовать, отметили это своими репликами.

Collapse )

Βιβλιοθηκη ωσπερ εικων γνωσεως 1

Не судите строго претенциозность заголовка. Надеюсь, хоть ошибок не сделал - совсем позор был бы.
В продолжение моих «остановок и оглядываний» пришло в голову, что любопытно было бы осмотреть такое внешнее выражение внутреннего ландшафта, как библиотека. Все эти книги были некогда куплены (и продолжают приобретаться) во удовлетворение желания что-то узнать, с кем-то посоветоваться, вместе подумать, что-то подсмотреть такое – чужими глазами, – что самому на глаза не попалось или не было замечено и т.д. Бросив несколько пробных взглядов на полки, я понял, что, в общем-то, в состоянии и восстановить в памяти мотивы, по которым книги были залучены в мою книжную империю, и внятно сформулировать, что каждая из них для меня сейчас значит (надеюсь, понятно, что это не зависит от того, прочитана ли книга).
Но когда я стал думать о том, как этот замысел осуществить, во мне как всегда вступили в спор систематизатор-перфекционист и «поэт лени и каприза». Первый настаивал на том, что у книжного универсума, частным отражением коего является моя библиотека, есть своя структура – предметная, пространственно-временная, по мировоззренческим векторам и проч. Но, как легко догадаться, победил второй, поскольку, следуя рекомендациям первого, я бы и начать-то не собрался «до морковкиных заговинок», как говорит один мой друг, повторяя любимое выражение своей покойной матери…
И решил я, никаких планов не строя, что буду время от времени рассказывать о каких-то книгах и группах книг, какие вдруг вспомнятся или на глаза попадутся. Но только не библиофильски (я совсем не библиофил в смысле интереса особенного к редким изданиям), а как к отражениям и выражениям движений мысли, чувства, чего там еще – которые привлекли мое внимание.
А для почину кое-что о трех книгах, которые сегодня купил в родном «Фаланстере» – зачем и ради чего купил. (О «Фаланстере» надо бы отдельно рассказать и во всех подробностях – не магазин, а песня, с его тематическими столами, с его замечательными хозяевами… Может, соберусь). Collapse )