October 14th, 2007

а я все в связи с расколом: и все-таки, все-таки, все-таки!

Приведу свой ответ на одну из реплик:

Вот я и удивляюсь, что меня поняли в том смысле, нужно ли идти в старообрядцы или нет. Для меня лично (сейчас, такого, каков я есмь) такого вопроса нет, и я его не ставил. Мне важно, что в старообрядческой постановке вопроса есть экклезиологическое содержание, представляющееся мне непроясненным. Ну вот смотрите, какие аргументы я нашел в комментах: 1) они спорили из-за ерунды, обрядов (неверно как потому, что обряды не ерунда, так и потому, что они не приняли обвинения старых обрядов в ереси), 2) они не подчинились законному церковному начальству (а до каких пор ему надо подчиняться? почему, скажем, ему не подчинились о. Григорий Лурье и иже с ним - они бы ответили, чем их позиция отличается принципиально от старообрядческой), 3) их мало, а нас много (самый честный ответ, по-моему, но уж ооочень не церковный). Был еще вообще запредельный ответ, что права та церковь, которая в союзе с властью. Я и сетую, что разговор не поднялся до принципиальных экклезиологических тем, где бы я с удовольствием поучился у более меня разбирающихся в вопросе.

так о чем же Шмеман?

Закончил чтение дневников. По-моему, эта книга предназначена быть включенной в классику, золотой фонд. И вовсе не потому, что все, что там написано верно - это не так. И не потому, что о. Александр - образец для подражания (хотя мне, честно говоря, нет дела до того, строго ли он постился - с собой бы разобраться!). И даже, хотя это уже горячее, не искренностью и убедительностью, с которыми он рассказывает о себе и своем опыте. А тем, что он, по-моему, пишет о главном, ставит ключевые вопросы.
И прежде всего, вопрос о Церкви и Мире.
Скажу своими словами, как я его понял (Дневники, даже если у кого нет книги, выложены в Сети у Я.Кротова, так что хватит цитировать).
За все, что происходит в мире (а происходит главным образом дурное, мир очевидным образом хужеет) ответственно христианство, ответственна Церковь. Почему? Потому что Бог спасает мир Церковью. И если Церковь перестает отвечать требованиям к орудию спасения, все рушится. И обратно: везде, где убивают, грабят, тупеют и курвятся - на общемировом, государственном и личном уровне - не сработала Церковь. (Я надеюсь, это не поймут как индульгенцию всякому мерзавцу, как возможность свою вину спихнуть на других. Речь идет о позиции принятия на себя ответственности "власть имеющими" - эта позиция надлежит по Шмеману Церкви, которую и он, надо помнить, представляет как клирик).
Это одна сторона его экклезиологии. Вторая ее конкретизирует. Церковь ("буду повторять это до смертного часа") должна быть В МИРЕ свидетельством об ИНОМ, она должна быть ЭСХАТОЛОГИЧНА. Эта тема варьируется чуть ли не в каждой дневниковой записи: и позитивно, когда он делится ощущением Вечности, просвечивающей в сиюминутном - природе или лице негритянки, с которой едет в электричке, и негативно, когда он пишет о суете и скуке церковности, живущей собой и для себя.
Два уклонения Церкви от своего эсхатологического задания типичны: 1) западная обмирщенность, превращение в социальную организацию, решающую "проблемы", обрекающая Церковь на Сциллу правизны или Харибду левизны; 2) восточный ритуализм, идолопоклонничество культурно- и этнически обусловленному быту, или его коррелят, уход от мира в отрешенную "духовность".
Вот, надеюсь, не переврал. Можете проверить.
Не знаю, вполне ли я согласен с о. Александром. Но задевает и понуждает думать.