October 12th, 2007

все со Шмеманом

Позволю себе вернуться к уже приведенной мной цитатой из Шмемана - о его "главном грехе", жизни в соответствии с "хочется", а не с моральным или аскетическим "хочу" (http://gignomai.livejournal.com/49285.html). Поясню зачем я ее выписал в свой ЖЖ. Здесь две вещи, для меня важные: во-первых, сама вот эта оппозиция между "хочу" (= должен) и "хочется"; во-вторых, то, что о. Александр - и это очень характерно, по-моему, для его душевного склада - сделал свой жизненный выбор в пользу приоритета "хочется" (в пользу этого весь дневник, с его всегдашним предпочтениtv естественного вымученному, непосредственного отклика - проблемности и т.д.). Все это не ново, но от этого не менее важно. Лицемерие (которое, как известно, служанка добродетели) или искренняя распущенность?
Ответ, конечно, есть. "Царский путь" - это, надо полагать, аскетика как посильное превращение "хочу" (должен) в "хочется". Но ведь и здесь возможны патологии. Можно, например, так "воспитать" себя, чтобы искренне полюбить... ну, пусть каждый представит себе что-нибудь, что ему особенно противно.
Может быть, это тоже своего рода "стратегия": положившись, как, вероятно, были основания у о. А. на свое в целом "здоровое нутро", которое позволяет его "хочется" не слишком уклоняться от оставляемого в небрежении "хочу", не забывать покаянно признаваться в возможной греховности последствий сделанного выбора.

тишина в Библии

Встретил у Шмемана выражение "глас хлада тонка". Ссылка на 3-ю Книгу Царств. Посмотрел это место, вот оно:
"И сказал [Ангел Господень пророку Илье]: выйди и стань на горе пред лицом Господним; и вот, Господь пройдет, и большой и сильный ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы пред Господом, но не в ветре Господь; после ветра землетрясение, но не в землетрясении Господь; после землетрясения огонь, но не в огне Господь; после огня веяние тихого ветра, и там Господь" (3Царств 19:11-12). "Веяние тихого ветра" в Слав. Библии - "глас хлада тонка". Нет у меня греческого текста, тем паче еврейского - не могу сказать, что в оригиналах. Легко допустить, что славянские переводчики напутали. Но вот сразу же вспомнились два других известных мне случая, в которых филологи говорят о неверном переводе, однако в обоих "неверный перевод" настолько вошел в жизнь, что обрел как бы свое непререкаемое достоинство.
Первый случай. В числе песнопений вечерни есть «Вечерняя песнь Сыну Божию священномученика Афиногена» («Свете тихий»), в которой, согласно примечанию в молитвослове греческое ιλαρον, по-русски «приятный», «радостный» неточно переведено как "тихий". А второй случай еще поразительнее. Покойный С.С.Аверинцев (да, наверное, и не первый) объяснял, что выражение "нищие духом" из Нагорной проповеди - это калька арамейской идиомы, означающей "добровольно нищие". Всего то! Но, право, почему-то хочется больше верить Розанову, написавшему где-то, что эту заповедь нужно держать сокрытой в глубоком подземелье и допускать туда изредка, как иудейского первосвященника в святая святых Храма.
Может так быть, чтобы через человеческие ошибки Бог сообщал людям что-то особенно важное?