October 2nd, 2007

яйцо или курица 2

Мне попеняли, что, загадав, мол, загадку «что первее, яйцо или курица», я обещал, но не сообщаю отгадку. Речь может идти, конечно, не об отгадке, а о том, как люди отвечали и что это может значить. Итог опроса таков (помимо тех, кто ответил в ЖЖ, я еще поспрашивал знакомых устно). Опрошены 22 чел. Яйцо – 11 чел. Курица – 7 чел. Двое ответили «и то, и та» и отказались отдать чему-либо предпочтение. Один отказался отвечать без контекста, и еще один так и не ответил, занудно объясняя мне, что вопрос некорректен.
Из 14 опрошенных мужчин 8 ответили «яйцо», 3 – «курица», оба отказавшихся от ответа и один из ответивших «оба» – тоже мужчины. Из 8 женщин 4 были за курицу, 3 за яйцо и 1 сказала, что они возникли одновременно.
Доводы в пользу курицы были почти все от Писания: Бог по Книге Бытия создавал птиц, а не яйца. Одно объяснение было такое: яйца бывают без зародыша (оно, по-моему, не проходит: а куры, наверно, бывают, как и все животные, бесплодны).
Вообще-то, нужно было бы, наверное, как-то так переформулировать вопрос, чтобы отсечь аргумент от Писания, оставив тот метафорический смысл, на который по-моему и реагировало большинство отвечавших: что раньше дело (вещь) или замысел дела (вещи). (Яйцо, понятное дело, соответствует замыслу). Ответ в этом случае не так уж и очевиден: ведь замыслу, проекту предшествовали образцы, прототипы дел и вещей, с одной стороны, и сам замышляющий, проектировщик, с другой. (Кстати сказать, и относительно Творца мира возможна постановка вопроса о замыслах, логосах творимых существ). Тогда этот вопрос мог бы рассматриваться как своего рода прожективный тест типа теста Роршаха (пятна), что-то сообщающего о том, кто ответил так или иначе.
Впрочем, всерьез ко всему этому относиться, конечно, нельзя.

(no subject)

Крылов о нынешней ситуации - очень точно, по-моему:
Парадокс авторитаризма заключается вот в чём. Авторитарный режим решает практически любые поставленные перед собой задачи лучше, чем демократический. Но он очень плохо умеет ставить эти самые задачи.

Поэтому автократии, рождённые из демократий, бывают крайне эффективны в самом начале – когда задачи унаследованы от прошлого, а методы уже новые. Всякая неглупая диктатура на первых порах успешна и победительна. Дальше, однако, накапливаются отклонения – общество обременяется новыми проблемами и болеет новыми болезнями, а автократическая верхушка всё борется и борется со старыми. Поэтому всё рано или поздно накрывается медным тазом, ибо выясняется, что заехали не туда. Потому что при такой системе люди наверху живут, под собою не чуя страны, не видя реальности. Увы, искры, освещающие внутреннюю жизнь социума, высекаются только в ходе открытой публичной борьбы за власть. Именно поэтому приходится терпеть политический футболизм и устраивать всю эту комедию с выборами, кандидатами и прочей фигнёй.

Есть, впрочем, и другой метод – чтобы осветить дом, его можно поджечь. То есть испытать общество на прочность катастрофой. Скажем, большой войной. В своё время Великая Отечественная спасла авторитарный Советский Союз, вынудив его руководство считаться с реальностью. Правда, заплатил за просвещение начальства русский народ, заплатил жизнями миллионов, но когда русских жалели? В конце концов, «можно и так», ежели смотреть на дело технически.

Теперь - вопрос. Если России в ближайшее время приуготованы какие-то новые бедствия, то без реальной демократии можно и обойтись. И в таком случае действия Путина не лишены смысла и логики. Может, он знает чего?