gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Categories:

ОТЕЦ 103: 1943 (44)

У дверей булочной, в углу прислонилась к стене женщина. Она даже не просит милостыни – молчит озябшая, истощенная.
Входит розовощекий, курносый милиционер.
– Чего развалилась здесь? Живо выходи!
Женщина с трудом поднимается и выходит. А [нрзб.] (каждодневная картина) – круглолицая старушка остается в магазине. Достигает она этого тем, что при появлении милиционера она становится в очередь (будто тоже стоит за хлебом) и для вящего доказательства своей состоятельности достает кусок хлеба и начинает жевать его своим беззубым ртом.

Тоня просила свою спутницу не говорить в вагоне, что она замужем. Девушкам безопаснее, к ним иное отношение.

Мальчуган, который просит хлеба вместе с сестренкой, одет в рваное пальтишко и тряпичные туфли. На голове (когда-то) белая беретка, из-под которой торчат русые волосенки (головка давно не стрижена). У него в руках матерчатая сумочка. Просит он так: «Дяденька, отломи кусочек». Большинство отвечает одинаково: «Паек ведь получаешь», и обязательно упрекнет мать.

Буквально «изящная литература» только у французов. Настоящие стилисты только французские литераторы. Даже в переводах чувствуется отточенность фразы. Сравнения и образы нанизываются как украшения на ожерелье.
Поль Моран «Живой Будда»:
Шоссе возвышается над рисовыми плантациями, окаймленными снизу криками лягушек.
Прожектор осветил полет летучих мышей, бег диких собак с металлическими глазами и взъерошенной шерстью. Дальше дорога не шла, дойдя до берега большой, полной звезд реки.
Она, эта река, имеет свое звание в церемониале страны и носит имя герцога.

Дальше идет еще несколько страниц выписок из той же, видимо, книги Поля Морана – азиатские впечатления. Подборка заканчивается описанием Нирваны.

Самое большое, что можно требовать от людей, чтобы они исполняли свои обязанности, как дворники, которые убирают улицу только до угла своего дома.

На здании вывеска, изготовленная надолго, солидно: «Восстановительная клиника инвалидов Отечественной войны».

Рассказы о ленинградской жизни.
– Попалось суковатое полено. Мягкий снег не позволяет хорошо ударить. Рядом замерзший труп. Колун с упорным поленом над головой и о труп. Раскололось.
– Съедобные части вырезали.
– Кто покупал студень на базаре, тот боялся признаться себе, но знал его происхождение.
– Резко снижена норма хлеба. А норма крупы и сахара выдерживалась. В месяц 2 кг крупы и 3 плитки шоколада.
– Плакаты, предупреждающие о том, что употребление трупного мяса грозит отравлением организма.
– Сожжено было все. Устояли только древние дубы. Они оказались не под силу истощенным людям.
– Кофейная гуща. Лепешки из нее, жареные на глицерине.
– Умирают в очереди за хлебом. Если пойти в очередь не в силах, ты без хлеба. Кому доверишь хлебную карточку?
(О бытовых комиссиях не упоминают).
– 11000 – ежедневно (?).
– Фетровые боты за буханку хлеба.
– Работавшие в магазинах – мало сказать, обогатились.
– За водку и золото можно было достать все.
– Магазины полны. Банды грабителей. Красноармейские части отбивают магазин и заканчивают грабеж.
– Огромные склады продовольствия на Неве были разбомблены в первые дни. Народ таял снег. Талый снег оказывался сладким из-за сахара, раскинутого бомбардировкой.
– Финляндский вокзал. Кровяное человеческое месиво под ногами. Красные брызги на стенах. По Ленинграду бьют почти что прямой наводкой. Отличная корректировка с Пулковских высот.
– Когда погрузили в эшелоны, люди боялись выходить из вагона. Озверевшие могли не пустить обратно. Пища выдавалась не регулярно. Иной раз за трое суток сразу. Умирали здесь же, за столом, в коликах.

Tags: история, отец, память
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments