gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

ОТЕЦ 57: 1943 (6)

Пареньку в возрасте ремесленника повезло. Он нашел в ящике несколько костей и сосет их. Другой что-то достал из бетонного «колодца», набрал целую пригоршню и жует.
Опять вынесли из столовой ведро с отбросами. Ребята толпой за этими босоногими уборщицами. Содержимое вываливается на телегу. Свежие хрящи расхватываются в драку.
Кроме лошади благообразен еще за этой загородкой старик-возчик с рыжей бородой.

Изю с 1-го уволили с работы. Последние дни сентября он приводил в порядок свои дела: резал папиросную бумагу, выдернутую из принесенной с работы (из архива) конторской книги какого-то купеческого дома и переписывал эпиграммы на сослуживцев. На столе аккуратно разложены чернильница от старого прибора, крошечное пресс-папье и записная книжка, сшитая из хорошей линованной старинной бумаги, черновик раскрыт на №8, рифмуется: девица – молодится, беловик на №3: начальство – <…> самохвальство.

Будущее оружия (?): разоруженный трофейный легкий танк буксирует по шоссе три автоприцепа.

Потребность татарок в серебряных побрякушках удовлетворяется теперь рабочими авиазавода. Базар полон дюралевыми браслетами, колечками.

Вокруг зенитки колышки с фанерками. На некоторых номера, а на некоторых надписи: Рысь, Носорог, Лев.

По заводу ходят маленькие ребятишки, лет по 12, не больше. Хлеба ведь 800 граммов дают, а не 400. Или ремесленники? Один из них спит на баллоне перед уборной, чуть дальше двое постарше дремлют на маслорадиаторах.

У мужской уборной толкучка. Продают гл. обр. талоны на обед, но можно встретить и продажные штаны.

Рассказывает: «О последнем московском дне отвратительное впечатление. Плохая, сырая погода. Грузимся на Белорусском вокзале. Рядом эшелон с ранеными. Двоих мертвецов вынесли на перрон и накрыли фанерой. Но трупы скрючены и фанера их не закрывает.

Г.И. рассказывает о жизни «авиационной богемы».

«Этот человек всегда играет роль. Я еще помню , когда он был заключенным. Летний ясный день. Он подошел и сел у окна. Сумрачный, убитый своею жизнью (контраст с погодой). Но как только конструкторша подозвала его к доске, мгновенное преображение. Опять начальник».

Громко распевает «Господи, помилуй» и держит наготове белый мешочек (мол, подайте хлеба). Стремительно вбегает в булочную., объявляет, что сегодня престольный праздник (называет несколько имен). Собирает у обеих продавщиц довески. Крестится, и опять «Господи, помилуй». А под конец этого стремительного движения громко: «Как ж… надрали, стали молиться открыто». Крестится и скрывается.
Tags: история, отец, память
Subscribe

  • Два папы

    Продолжая понемногу вычерпывать список рекомендованных мне к просмотру фильмов, посмотрели вчера «Два папы» (от alexandrg). С…

  • Свет солнца желтый

    Не уверен, что смогу передать впечатление. Так, околичностями, оговорками... Просмотрел два фильма Маргарет Дюрас, "Дети" и "Jaune le…

  • (no subject)

    Ну вот, услышал сегодня на семинаре от Ю.Г. высокую оценку "Ментовских войн" и посмотрели вечером с Таней первые четыре серии, кажется, это…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments