gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

ОТЕЦ 44: 1940-41 (4)

Как вы не восхищаетесь человеч. мыслью и волей, но сама природа не очень им доверяет. Две основные функции организма – кровообращение и дыхание – она не доверила капризной и не безотказной человеческой воле.

В юношеском образующемся характере, как в строящемся городе, самые высокие здания обозначены самыми глубокими впадинами – котлованами.
Надо этого не забывать при оценке характера.

Ты не гляди, что ты слаб. Знай: природа дала тебе какое-нибудь (другое) сильное свойство (ахилесову пяту наоборот). Природа все сделала, для того чтобы родившееся жило и росло.
Если она этому стеблю не дала прочность дуба и ветер, легко пригибая к земле, может сломить его, то она образует в местах излома узелки, которые восстанавливают движение соков и выпрямляют стебель.
А раз ты можешь жить, то и должен, обязан. Найдешь свою «ахилесову пяту», приобретешь уверенность в действиях.

Ночь. Ребятишки все спят. Мы, двое взрослых, лежим с открытыми глазами. Сосед только что кончил рассказывать мне о фронтовых делах.
Появляется фельдшер Миша (студ. IV курса). Он подходит к одной ребячьей тумбочке, достает принесенное ребенку молоко, отливает к себе в большую белую кружку, то же делает у другой тумбочки. Кружка полна. Он идет к себе, снова возвращается в палату и доливает в бутылки воду.

В больнице чистота. Больные ходят в теплых американских халатах. А ночью, в кабинете, где делают прививки (где все блестит: белизна и никель) дежурный фельдшер, косноязычный татарин Миша ловит вшей на своем грязном белье.

Вы обратили внимание, что дорожные знакомые всегда хороши. Видимо, 3-4 дня человек человеку м.б. другом?

Весна. Маленькая девчурка еще в шубке, но шубка уже растегнута. Радуется:
– Сколько журчейков! Журчеек!

Когда Вор. завтракает, Донцов специально убирает кровать его соседа: стряхивает одеяло и привычно выбивает подушку, сметает щеткой пыль. Ответные действия Вор. – ложится на кровать и, пока Донц. ест, час, полтора портит воздух. А по внешнему виду не скоты.

У него отец директор завода. Глазки заплыли жиром. Красный белок. Как-то своему приятелю он изложил программу своих действий, которую он усвоил от родителей:
«С барином будь лакеем, с кем можешь – барином».

– Папа, мама, я к вам! [Подозреваю, что здесь процитирован я, пожелавший забраться в постель к родителям].
Tags: история, отец, память
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments