gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Categories:

ОТЕЦ 19: 1938-39 (7)

22 июля
Купленный и привязанный на веревку в кладовой петух грустно откликался на кукареку хозяйского. Хозяйский со своими женами забрался на хлевную дверь и с удивлением слушал незнакомый голос пленника.

Умер Шурик, годовалый племянник Полины Кондратьевны. Его привезли поправляться в деревню.
У него была дизентерия. Худой, на шейке складки, тельце, ручонки высохли. Под конец он так ослаб, что не мог ни плакать, ни смеяться, только перед самой смертью начал немного двигаться, ручонки стали тянуться к еде, губы чуть двигались, когда позовешь его.
Все время лежал в корытце, покрытый черной вуалью.
Сейчас он лежит на столе, синетелый, вытянутый. Теперь его покрыли марлей.
Гробик будут нести девочки-соседки. Их чисто одели. Одна в марлевом платьице.

23 июля
На базаре.
Лежат ткани.
– Сколько стоит байка?
– 66 (оказалось яичек).
Это торгует кооперация.

Старушка продает цыплят. Просит 3 рубля. «Они бравенькие!».

Хозяйка говорит: «Живот на живот – все заживет».

В «Безобразной герцогине» Фейхтвангер описывает, как допущенные в Тироль евреи быстро привели страну к расцвету. Примерно так же объясняет Б.Я.Горвиц развитие промышленности в Днепропетровске и других южных городах: «Черта оседлости».
«Промышленность, правда, в руках немцев и французов, но вся коммерция в руках евреев».
Нет сомнения, что такие мысли навеяны Фейхтвангером. Книгу я взял у них.

Над улицей низко пролетел аист. Он показался удивительно большим по сравнению с размерами обычно пролетающих птиц. В клюве аист держал прутик.
Tags: история, отец, память
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment