gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Categories:

ОТЕЦ 4: продолжение школьного дневника

6 ноября

Не писал долго. Сейчас пробел немного заполню. Был актив пяти отрядов – решали вопрос о знамени. Наш отряд даже не считают претендентом. Валя говорит: «1-ый отряд должен работать вне конкурса и т.д.». Мне лично это только портит настроение. Получается, что наш отряд – какое-то исключение и т.д. С отрядом получается так: ребята работали слабо. Имеются признаки перерастания. [Прим. 1938 г.: Хороши «признаки». Призначища]. (Хотя бы то, что и в лагере работал слабо). Ну, ладно! Меня это не касается. Все что можно я сделаю. Хотя очень портит настроение, что Валя формально вожатая, а в отряде ничего не делает. А если что-либо сделает, то без меня. Например: в 1-ом звене оказались Новиков и Азров (поступили без моего ведома). Азров даже не знал, что я председатель.

Валя вмешивается только тогда, когда плохо. А вообще 2-ой отряд интересует ее значительно больше.

Были подведены итоги четверти. Ни в классе, ни в звене, ни в отряде я ударником не был выделен (1-ый раз за 2 года). Правильно ли это? В общем, да. В звене я работал слабо. В отряде хорошо работал последние 3 недели. В классе дисциплина стала несколько хуже, а учеба приличная – 11 отл. и хор. и 2 уда (письменный немецкий и черчение). Но все-таки внутри я согласен не был (может быть, самолюбие, а может быть, и верно).

Я считаю, что ударником учебы я остаюсь, а это главное! Но… рядом фактов (некоторым снижением дисциплины и плохими результатами работы) я показал снижение.

Получилось так: актив был против меня из-за этого снижения, и это дало возможность ряду ребят, не-пионерам, которым я не по душе (такие есть) – высказать свою нелюбовь. [Прим. 1938 г.: Врешь! Самолюбив очень].

Но, в общем, так: это показало, как за каждым нашим шагом следят, а отсюда вывод, надо вопросы, которые у меня увязли – подтянуть.

Подтягивать я стал их с момента писания дневника.

Мне только очень не хотелось бы, чтобы эту запись сочли записью уязвленного [Прим.: Через 3 года сам счел. Где правда, черт его знает] самолюбия. Совсем нет. В общем, ударником в полном смысле я не был.

Вчера был Октябрьский вечер. Выступали мы с «Амбой». Я играл Артема Бекжакова – провокатора-белогвардейца у красных. Впервые трагическая роль, которую я играл с чувством. Вообще я играю полностью лишь на самом спектакле, на репетициях не могу. Роль наизусть не знал. Но в общем получилось прилично. Роль понял.

Хочу немного сказать о целях этого дневника.

Изливать душу у меня потребности нет. И этого здесь нет. Я пишу дневник, чтобы знать через 2 года, что я делал сейчас. Зачем? А вот для чего. Я несколько раз обращал внимание, что через 3 месяца переживания начинают забываться и свою жизнь понемногу забываешь. Вот для того, чтобы не забывалась, я и пишу.

(В будущем хочу что-нибудь написать о настоящем и вообще думаю, чем бы не занимался я – химией ли, физикой, историей, – писать я буду и поэтому накапливаю материал).

Вообще, мне кажется, что изливание в дневнике (только лишь для себя) чаще всего бывает неискренним. [Прим.: Манюра увидит когда-нибудь]. Дневник все-таки пишется с расчетом, что хоть один посторонний человек его увидит, либо же ты сам подойдешь к нему как посторонний человек.

Завтра праздник. Думаю о нем написать что-либо интересное.

12 ноября

Пропустил много дней. Сейчас восполню этот пробел.


о 11-м

Был Совет отряда. Разбирали вопрос о Гринберг. Она устроила именины, куда позвала некоторых наших пионеров. Говорит, что думала о «пионерских именинах». В результате получилось, что наши пионеры краснели и в конце концов с именин удрали. [Прим.: Гринбергова семейка – развратники, что выяснилось позднее].

На этих самых «пионерских именинах» были игры вроде «моргалок» и «кто кого любит». Отпускались различные шутки и остроты на соответствующие темы, и, как завершение был фокстрот. Причем хозяйка тоже танцевала. Гринберг открепили[1].

о 8-м

Но самое неприятное не в том, что это было. Гринберг сама никого не разложит, и сама человек не стоющий. Было неприятно, что многие комсомольцы попали в неприятное положение.

Дело заключалось в следующем.

Недавно Ирка Белолуцкая подала заявление об откреплении. Ввиду того, что не согласна с рядом вопросов, которые ставятся у нас в базе. Она считала, что по ряду вопросов у нас неправильные принципы. Обсуждение ее заявления перенесли на 8-е.

Одним из вопросов был вопрос о фокстроте.

Она говорила:

– По всему Союзу фокстрот культивируется. У нас нет. Почему? Далее: почему у нас разрешают петь фокстрот, а не разрешают танцевать? И почему раньше не разрешали даже петь, а теперь это стало можно.

Разгорелась страстная дискуссия. Одни говорили, что фокстрот вызывает «животное чувство» и поэтому должен быть запрещен везде, другие говорили, что фокстрот ничего плохого [из себя] не представляет.

В результате пришли к выводу (после выступления Вали), что в пионерской организации фокстрота не должно быть, но что пионер-комсомольцы танцевать могут. Лишь бы об этом никто не знал. Против этого вывода было человек 10. Я тоже. Почему? Сейчас напишу.

– Фокстрот неплохая вещь и танцевать его можно всем (взрослым). Относительно животного чувства – глупость. (Вальс тоже вызывает). Но… в детской организации пионеров фокстрот – вреден (как еще многие вещи) и значит мы, пионер-комсомольцы, тоже не должны танцевать. Хотя нам лично фокстрот вреда и не принесет.

Будет совершенно неверно нам – верхушке пионерской организации – не исполнять ее правила. Это будет нечестно.

Мы остались в меньшинстве. Но Гринбергский казус, по-моему, доказывает нашу правоту.

Меня интересует, как мог бы комсомолец, сам танцующий фокстрот, запрещать это Гринберг, ругать ее за это. Разве это не было бы похоже на лицемерие? На двурушничество?

Определенно: да.

Еще один вопрос, который мы разрешали на комсомольской группе – о взаимоотношениях между ребятами и девчатами. Ирка говорила о том, что у комсомольцев нездоровые отношения и т.д. И что Валя якобы сказала, что важно только, чтобы их не было видно.

1-е – верно, 2-е – оказалось, нет.

После некоторой дискуссии, при которой некоторые (Кирилл Кузмин) говорили, что такие взаимоотношения допускать среди пионер-комсомольцев можно, все пришли к единому выводу. Что: пока мы находимся в пионерской организации, таких взаимоотношений мы допускать не должны.

С этим я совершенно согласен. Но недоволен лишь тем, что вопросы о фокстроте и о любви мы решили на разных принципах. А решить должны были на одном.

Все-таки ясно, что этот вопрос интересует большинство ребят. Валя даже нам сказала о принципах настоящей любви (о взаимном уважении) и т.д. Наш возраст это вполне допускает. [Прим.: Нельзя было так долго цитировать. Хотя на меня эта антитеза повлияла хорошо. Лично я, несмотря на грехи свои пионерские, доволен итоговым результатом].

Вообще комсомольская группа прошла исключительно хорошо. Хохотали ужасно. Выдумали себе картину: женатые пионеры. И хохотали.

– Женатый пионер, например, говорит пред. отряда: Отпусти со сбора, жена ждет.

Или:

– Семья: родители – пионеры, дети – октябрята. Дети говорят: папа, что ж ваш отряд нам не помогает?

Или:

– На уроке: Анастасия Ивановна, подождите минуту вызывать. Ребенок плачет.

Или:

– Ребенок после урока: Папа! А я лучше учусь!

И т.д., и т.д.

Что хорошо, смеялись совершенно без всяких задних мыслей. И хоть тема не совсем пионерская – смеялись по-пионерски.

Опять об 11-м

Я потому так много посвятил сегодня теоретическим вопросам, что они стоят в очень тесной связи с сегодняшним днем.

Сегодня так остро встал вопрос о взаимоотношениях пионеров, что придется что-то предпринимать.

Был сегодня сбор звена. (Кстати, прошел неважно, но это ничего, иногда полезно хорошему звену, чтобы не зазнавалось – пригорюниться).

Отмечали юбилей Федьки (10 лет пионер, три года комсомолец). И вот до и после звена с 3-х сторон выполз вопрос о взаимоотношениях.

1) До сбора Аллка говорит: «Мне Чембарева сегодня призналась, что она безумно влюблена в Пронина (!?)». Но это еще ничего. Чембарева у нас пионерка 2-3 недели… Но все же! Намотаем на ус.

2) После сбора гуляли по городу. Говорил с Федькой. Оказывается: за последнее время замечается странное сближение между Завадовской, Виноградовой и Власовой. Далее: на почве Твердислова – сближение Завадовской и Сеченовой. (Видели их втроем, вместе гуляющих).

Недавно Сеченова писала Потемкину (открепившемуся после лагеря) «Я люблю тебя». Но Вовка к счастью ответил: «Мне некогда».

Среди ребят 2-ого отряда замечается компания Борис Завадовский, Гурьев + Князев, Куперин, которые, соединившись с нашими Сеченовой, Завадовской, представляют нечто неприятное.

Оговариваюсь: сейчас пишу только факты; выводы буду делать позднее.

3) После прогулки, когда возвращался домой, встретил Сергея Твердислова. Здесь фактов набралось еще больше. Передам разговор (конечно, весьма приблизительно).

Сперва говорили вообще. Об «Анне Карениной». О «Преступлении и наказании». В связи с этим подошли к фатализму и случайности. Затем Сергей говорил, что он обыкновенно предчувствует, когда случится что-либо неприятное. Затем пошло дальше. Он говорит:

– А стало скучней, как ушел из пионерской организации. Нечего делать. Скучаю. Хочется чего-нибудь необычайного, чтобы развлекло. Каких-нибудь приключений.

Я говорю:

– Ну, что ж, убей какую-нибудь старуху.

Он же отвечает:

– Нет. Я думаю не об этом, а хочу заняться девушками (выражено это было совсем не так).

Ну, потом разговаривали, продолжая по той же линии, да + относительно курения, дошли до его пребывания летом на Украине.

– На меня очень вредно подействовала Украина. (Рассказал о своей жизни, о девушках, о курении, как выпивал). Это у меня вошло в привычку. Чувствую потребность в девушке. Хотя бы походить, поговорить и т.д.

– Да, до меня дошли слухи о тебе.

– Какие сказки? Ну скажи прямо.

– О тебе, Сеченовой и Завадовской.

Сергей – человек довольно откровенный:

– С Завадовской – ничего. Со своей толстой мордой она никому не понравится. А с Женей дело другое. Да, мы с ней говорили. Она сказала мне: «Ты мне очень нравишься». Я соответствующее ответил. Но она – чудная. Говорит: «Я боюсь». И всегда бежит от меня. Не знаю, кокетство ли это? Или нет?

– Определенно, да.

Разговор перенесся на другую линию.

Я: Вообще начинаются безобразия. Тамарка и Катька с Девисом.

Он: Катька с Совковым. Я говорил с ней по этому поводу. Я сказал (он раньше был «влюблен» в нее): Если у вас есть что-нибудь со Славкой (я стою, как будто дело касается не меня), я всячески помогу, но с Юркой – буду мешать». Он ее испортит. А что у вас с ней было?

– Ничего! Ровным счетом.

– Нет было. Как она на тебя взглянет, ты краснеешь и т.д.

Я молчу. Разговор умело (не похвальба, а действительно) свел на другое. [Прим.: Т.е. выполнил правило сора из пионерской избы не выносить].

Ну, в общем, дело [обстоит] так. Попытки к таким взаимоотношениям были раньше. Но мы боролись (и с собой, и вообще). И это действовало. Но теперь (возраст что ли?) это делается чуть ли не открыто. Без угрызения совести. Тамарку Власову раньше я считал искренней, ну а теперь, оказывается, она нас обманывает.

С Сергеем мне разговаривать было трудно. Нужно было влиять на него, но одновременно не резко. Чтобы взаимоотношения не портились.

Кое-что подействовало. Сергей решил с Женькой все порвать. (До этого с нею поговорить и объяснить почему).

15 ноября

Сперва продолжу о предыдущей теме, а затем напишу об основном, что меня волнует. 13-го опять гуляли с Сергеем. Перед этим он часа 2 говорил с Валей.

Разговаривали. Он говорил о разговоре с Валей. Говорили о комсомоле, дошло до Сеченовой. Сергей говорит:

– Валя говорила мне прямо противоположное. Ты перегнул палку. Валя сказала: «Пожалуйста, встречайся. Ходи вместе с нами (таким образом ты будешь с ней). Лишь бы, покамест она пионерка, дальше ничего не шло».

И дальше Сергей стал говорить о совсем противоположном тому, что говорил о себя раньше (о желании развлечься).

– И серьезно. Почему я не могу вместе с ней заниматься. В будущем вместе подготовляться в вуз и т.д. Кроме того, Валя похвалила меня за откровенность и сказала, что этого не хватает Славке, который всегда такое скрывает.

Конечно, разговор очень сокращен. Я написал только об основном. Я был не согласен с Валей по 2-м пунктам:

1) о моей «неискренности» (я это объяснил Сергею). Во-первых, Валя знала о моих непионерских отношениях. Первый раз [я сказал об этом] при подаче в комсомол, второй когда она мне об этом написала.

Но я никому об этом больше не желаю говорить, и свои чувства тушу (откинуть совсем я не могу, да и поздно), так как? пока я в пионерской организации, я подчиняюсь ее правилам. Я считаю, что я честен. [Прим.: Сказано откровенно, хорошо!].

Сергей меня спросил, что было у меня с Виноградовой. Я ответил:

– Ничего не было. Но я великолепно видел, что Катя была не прочь это начать. Но я этим сейчас не занимаюсь.

– Но бросил ты, потому что она тебе не нравится или…

– Она мне нравится, но этим не занимаюсь. Вот все о моих отношениях. Перевоспитать совсем себя я не могу. В остальном, по-моему, я поступаю правильно.

И 2) о том, что сказала Сергею Валя (этого я Сергею не говорил).

Тем, что Валя сказала так мягко о взаимоотношениях, она почти их легализовала. Если в этом частном случае они будут выдержаны в рамках, то очень будет трудно отыскать границу, чтобы не зайти за эти рамки.

Далее. Почему тогда мы можем ругать Виноградову за отношение к Совкову, может быть, они тоже считают их чистыми. Только лишь за то, что 2-ая пара не рассказала об этом Вале?

Очень и очень туманная картина.

Я рассказал об этом всем (что нужно) Феде. Как он относится, не знаю.

Вообще, этим вопросом я занимаюсь не потому, что он меня интересует и задевает лично, а потому что вопрос назревает очень серьезно о пребывании 16-летних ребят в организации. Вопрос о взаимоотношениях и т.д. всплыл не только в нашей комсомольской группе и в 1-ом отряде, а всплыл и во 2-ом.

Во 2-ом отряде недавно был поставлен также и вопрос о рукопожатии[2].

Т.е. такие вопросы стали критически восприниматься старшими пионерами. А когда пионеры с сомнением смотрят на свои правила – это уже плохо.

Теперь о главном

Вчера у меня было ужасное настроение. Прямо такого настроения никогда не было. Не мог найти себе места. Дело вот в чем.

Чувствую в себе какое-то изменение к худшему. Вернее, чувствую не я, а посторонние, главным образом, стоящие выше меня.

Я обижен вдвойне. Во-первых, тем, что ко мне изменилось отношение со стороны этих людей. Изменилось частично неправильно.

И второе: что неправильно лишь частично.

Дело вот в чем:

Валя со мной почти не разговаривает. Обвинила меня в неискренности (при разговоре с Сергеем). Вчера на комсомольской группе (экстренной, после уроков) ругала большинство комсомольцев за плохое дежурство во время пребывания Бубнова[3] (он у нас был в школе). Говорила, что комсомольцы не любят черновой и физической работы. Любят работать, когда на них смотрят.

Здесь было обидно, что выводы были неправильные, хотя они были сказаны в волнении, но все же. Я согласен, что мог дежурить лучше, но с выводами не согласен.

Далее. Георгий Дмитриевич ругал меня, что я слабо работаю в классе.

В общем, я чувствовал себя во многом виноватым, но одновременно был огорчен такой покрывательской критикой. [Прим.: плохо!].

Вчера прямо корчился в постели.

Но я вчера сделал вывод и вывод правильный. Буду продолжать работать (отчасти он был сделан как бы назло). И посмотрим, что получится. [Прим.: хорошо!].

Серьезно. Я никогда не думал, что плохие настроения так хорошо излечиваются работой. Сегодня я лишь случайно вспомнил о плохом настроении. <...> Основная задача: укрепить это состояние (конечно, кроме первого вопроса о взаимоотношениях и т.д.).



[1] От пионерской организации.

[2] Одно время среди пионеров и комсомольцев существовало движение за отказ от рукопожатия как от негигиеничного обычая.

[3] Партийный деятель. В описываемое время – нарком просвещения.

Tags: история, отец, память
Subscribe

  • Не только в индологии

    Хороший постинг написал edgar_leitan про отсутствие - он даже резче сказал: изгнание - из западной индологии метанарративов и утрату…

  • Господи, помилуй

    pavel_g_m все цитирует сочувственно о. Вяч. Рубского, на этот раз об устаревшей идее греха, о ненужности молитв о прощении и о…

  • (no subject)

    В предыдущем посте я рассказал об интерпретирующем переводе тютческого «Осеннего вечера» на санскрит. Мне необычная интерпретация…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments