gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Categories:

Климент (21) и Гуссерль

Обсуждается подборка фрагментов из 5-ой книги «Стромат», посвященная движению к Богу. «Бог всего» – пишет Климент – непостижим и невыразим, «превыше всякого звука речи и всего мыслимого» (5.65.2). Человеку, однако, открыт путь «приближения к восприятию умом Вседержителя» (5.71.3) – через «отстранение от тела и его страстей». Это движение стадиально.
Сначала устраняются плотские страсти, и чувственное восприятие, очищенное от желания, незаинтересованно воспринимает природные качества вещей вещей (это очень похоже на то, как позднейшие философы, Кант скажем, мыслили эстетическое восприятие).
«Устранив их, – цитирую Шуфрина, – приходят к созерцанию объектов, промежуточных между чувственно-воспринимаемыми и умозрительными; таковы чистые формы, изучаемые в геометрии». Климент: «посредством анализа… отнимают от тела его естественные качества, совлекая также и протяжение, составляющее его глубину, и то, что составляет его ширину, и, наконец, то, что составляет его длину» (5.71.2); но этим и занимается геометрия («Эта наука…ведет нас к нахождению длины без ширины, поверхности без толщины и точки, не имеющей частей; и от объектов чувств переносит к объектам ума» – 6.90.4). Геометрические формы, с которыми мы имеем дело на этом этапе, стоят как бы между объектами чувственно-воспринимаемыми и объектами умозрительными, воспринимаемыми «голым умом» (5.67.3). Дальнейший «анализ» приводит ум к созерцанию математической точки, которая, не имея иных телесных качеств, все же характеризуюется положением. «Совлечение» с объекта и этого признака телесности оставляет нас перед лицом объекта чисто умственного созерцания – монады . Поскольку ум затем обнажает монаду от всякого покрова чувственной телесности. И это еще не все: предстоит еще отнять у монады свойства, «присущие вещам, называемым бестелесными» (предположительно душам). Тогда, – продолжает Климент, – мы вбросим себя в величину {или: величие} (megethos) Христа и оттуда, через святость, будем выходить в зияние…».
Обсуждение самого дальнейшего движения (там-то и будут главные результаты нового прочтения этих фрагментов) – позднее. А сейчас заглянем в примечание, посвященное «анализу».
Климент употребляет греческое слово analysis, более-менее синонимичное другому слову, aphairesis (отвлечение, абстрагирование), которое было техническим термином для постижения Бога через последовательное отрицание характеристик у средних платоников (ссылка на «Учебник платоновской философии» Алкиноя) и восходит, по всей видимости, к Аристотелю; у последнего, правда, речь шла не об «отрицательном богословии», а об осмыслении материи (Мет. 1029а17-19). Но в 8-ой книге «Стромат» (ее нет в русском переводе) Климент определяет analysis как метод интуитивного постижения самоочевидного (ta eks heautōn pista). Если же принять предложенный олдним из знатоков перевод «редукция», то напрашивается аналогия… с феноменологической редукцией Гуссерля! Неплохая перекличка через тысячу семьсот лет, не правда ли?
Subscribe

  • Превратим Россию в страну музыкантов

    Жена моя, Татьяна учила всю жизнь детей музыке и даже создала свою программу музыкального воспитания, назвав ее революционно: "Каждый ребенок -…

  • взамен иезуитства

    В связи с текущими педагогическими исканиями вспомнил про иезуитскую педагогику. Я писал о ней когда-то, когда детдомами занимался. Вот здесь,…

  • как педагогу работать с маленькими детьми

    Думаю, и с инфантильными взрослыми может пригодиться. Это рассказ Николая Гарбара о том, как он занимается фортепиано с семилетней девочкой. (Коля у…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments