gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Category:

сибирская экспедиция 15 (Виссарион 4): "мужское вече" и "подсказки Учителя"

Такое впечатление, что здесь все время обсуждают вопросы этики. Обсуждают между собой - в частных разговорах и на собраниях, в трудных случаях (а иногда, по моему разумению, и по пустякам) обращаются к Виссариону. Раньше "Учитель" беседовал со своими последователями часто; в томах "Последнего завета" и в газете "Земля обетованная" приведены сотни записей его ответов - "подсказок". Последнее время он беседует реже и от ответов часто уклоняется, отсылая к уже опубликованному или советуя думать самим.
Вот эти объявления мы увидели в "Минусинском доме во время экскурсии первого дня:





"Единая Семья" - это тот идеал, к которому заповедано стремиться: обобществленный труд и безденежные отношения.
Это, так сказать, организованные формы моральной рефлексии. А вот пример ее же на уровне товарищеского разговора, свидетелем которого я стал в последнее утро нашего пребывания в общине, когда нас подвозили из Петропавловки в Курагино. Встать пришлось в 4 часа утра, и я спал на переднем сидении между водителем и тем пассажиром из "последователей, который и был главным заказчиком машины. Проснувшись, я прислушался к разговору и уже не заснул. Водитель советовался с "братом"-пассажиром о трудной нравственной ситуации: некий неназванный "брат", с которым у него общие дела все время его подводит - берет что-то нужное на время и не отдает, обещает и не выполняет обещанного и т.п. Как быть? Учитель говорит, что недоверие - очень нехорошее чувство, что это мусор в душе; но как же ему доверять? Что лучше - не иметь с ним дела? Или объясниться и указать ему на то, что так нельзя? "Брат" советовал не торопиться, попытаться выяснить, а как видит эту ситуацию "нарушитель" - одно дело, если он так ведет себя по неопытности и его можно вразумить, другое - если сознательно... Вот такой разговор.
"Подсказки" Виссариона в основном на уровне здравого смысла, вроде упомянутой о недоверии (такая прямо заповедь есть в "Последнем Завете"). В качестве арбитра в житейских делах он выглядит человеком не глупым, не фанатичным, не слишком авторитарным. Скажем, учительнице, спрашивающей не следует ли прогнать с урока девочку, которая пришла накрашенной, отвечает, что не стоит, она ведь пришла учиться, так и учи ее... Некоторые суждения пересказывались критиками так, что существенно искажался смысл. Писали, например, что он поощряет самоубийства. Между тем, заповедь на эту тему звучит так:
"Не осуждай самовольно ушедшего из жизни. Ибо если человек не развивается, то диавол легко может привести его к сему исходу. Человек творит сие, не имея сил противостоять соблазну. Падающий без сил не есть грешник. Грешник тот, кто шел рядом и вовремя не подал руки своей". Можно не соглашаться, но это явно не поощрение самоубийства.
Много обсуждаются темы семьи - "природной семьи", как ее называют от идеала Единой Семьи. "Учитель" учит жен слушаться мужей, но с пониманием относится к тому, что некогда угнетенная женщина перегибает в стремлении взять реванш. Из более экзотического - так называемые "треугольники": если муж полюбил другую женщину, в исключительных случаях и обязательно с согласия жены допускается жизнь втроем. Правда, рассказав нам об этом в самый первый день, Слава прибавил, что на все сорок деревень сейчас есть только три "треугольника". Но Виссарион вообще осуждает ревность как чувство недостойное и советует жене, если ее мужа полюбила другая, не отталкивать ее, позвать в дом, напоить чаем, даже дать возможность рубашку мужу починить...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment