gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Category:

Вернемся к Метафизике: потенция

Вот, набравшись наглости, предлагаю свой вариант перевода гл. 12 книги 5...



ПОТЕНЦИЕЙ
ναμις) называется (1) начало движения или изменения вещи, находящееся в чем-то ином или в той же вещи, но рассматриваемой как иное. К примеру, про строительное искусство не скажешь, что эта потенция заключена в доме, который строится, тогда как лекарское искусство как потенция может пребывать в пациенте, но не как в лечащемся, а как в том, кто сам себе лекарь. Итак, всякое начало движения – в ином или в том же как в ином – мы, вообще говоря, именуем потенцией.

 

(2) В другом смысле мы называем потенцией то внутри вещи, за счет чего ее движет или изменяет что-то иное или она же сама в качестве иного (ибо то, в силу чего нечто становится страдательным объектом движения или изменения, мы тоже называем потенцией, но потенцией страдательной – как в том случае, когда речь идет (а) о каком бы то ни было изменении, так и в том, когда происходит (б) движение к лучшему.

Далее, о потенции мы говорим тогда, когда (3) нечто исполняется хорошо и в соответствии с намерением; ведь о тех, кто только перемещается или говорит, но делает это дурно или не так, как задумано, мы не говорим как о способных (обладающих потенцией) в деле хождения или речи. То же относится и (4) к страдательной потенции.

В еще одном смысле (5) о потенциях говорится применительно к состоянию, в силу которого вещи вообще не подвержены воздействиям или неизменяемы, или сопротивляются изменению к худшему. В самом деле, они ломаются, крошатся, мнутся и вообще портятся не потому что могут, а потому что не могут, потому что как раз лишены необходимой для сопротивления потенции. Те же вещи, что мало и с трудом поддаются таким воздействиям, таковы благодаря потенции, активной и пассивной, и благодаря состоянию, в котором пребывают.

Вот в стольких разных смыслах говорится о потенции. В одном смысле мы приписываем потенцию тому, что имеет начало движения или вообще изменения (ведь способность остановить движущееся – тоже своего рода потенция) в ином или в себе как в ином; в другом же смысле – тому, в отношение чего нечто другое имеет такую потенцию. В третьем смысле мы говорим о потенции, если нечто может меняться – в каком угодно направлении или же к лучшему, или к худшему. Ведь гибнущее представляется заключающим в себе потенцию гибели, не имея которой оно бы не гибло; уже теперь в нем есть некая предрасположенность к такому изменению, его причина и начало. Иначе сказать, считается, что потенция есть как в том случае, когда вещь что-то имеет, так и в том, когда она чего-то лишена. Если же лишение есть в некотором роде свойство, т.е. обладание и предмет обладания, то получается, что всякая вещь наделена потенцией благодаря обладанию чем-то – будь то неким свойством и началом или же отсутствием последних, если только можно «обладать отсутствием»; если же нет, то у одного слова «потенция» будут два взаимоисключающих смысла. И еще в одном смысле нечто имеет потенцию, если иное или оно сама как иное не заключает в себе разрушительной для него потенции или начала. И во всех этих случаях речь идет о потенции либо по одному тому, что чему-то случилось произойти или не произойти, либо же потому, что это случилось с успехом. В самом деле, и в неодушевленных вещах присутствует такого рода потенция, например в музыкальных инструментах; говорят, что одна лира звучит, другая же нет, если она лишена такой потенции, как благозвучие.

Противоположное потенции – это когда вещь лишена потенции и того начала, о котором шла речь; причем отсутствующее может отсутствовать или вообще, или у того, чему по природе положено иметь это, или же тогда, когда этому по природе уже следует быть; ведь не в одинаковом смысле мы говорим об отсутствии потенции деторождения у ребенка, у взрослого мужа и у скопца.

Далее, каждому из двух родов потенции – и просто движущей, и приводящей к успеху – соответствует противоположная ей импотенция.

Итак, о лишенном потенции говорят в указанном смысле слова «потенция» и в другом, когда речь идет о возможном и невозможном, а под невозможным понимается то, противоположное чему с необходимостью истинно (например, невозможно, чтобы диагональ была соизмерима стороне квадрата, ибо это утверждение ложно и противоположное ему не просто истинно, но и, поскольку необходимо, чтобы диагональ была несоизмерима стороне, постольку это утверждение не просто ложно, но с необходимостью ложно). А противоположное этому, возможное, бывает тогда, когда противоположное возможному не с необходимостью ложно, например, сидеть человеку возможно, ибо если сказать, что человек не сидит, то это не будет с необходимостью ложным утверждением. Итак, возможное в одном смысле означает, как было сказано, то, что не с необходимостью ложно; в другом – то, что истинно; и в еще одном смысле – то, что может оказаться истинным. В геометрии тем же словом «потенция» означают степень.

Все эти значения «возможного» не связаны напрямую с потенцией. Все же, что говорится о потенции, относится к первой и единой потенции, каковая есть начало изменения вещи, заключенное в ином или в ней самой как в ином. Мы говорим о наличии у вещи потенции либо потому, что нечто иное имеет потенцию в отношении этой вещи, либо потому, что ничто из иного ее не имеет, либо же потому, что это какой-то определенный род потенции. То же относится и к противоположному, импотенции.

Подведем итог. Основное определение первичной потенции таково: это начало изменения вещи, заключенное в ином или ней самой как в ином.

Комментарий.

Конечно, не найти слова со славянским корнем – это может восприниматься как поражение переводчика. Но нужен все-таки термин, и главным должно быть требование единственности; поэтому я отверг решение своих предшественников переводить двумя словами – «возможность» и «способность». Во вторую и третью очередь приходится учитывать незамусоренность смыслового поля ненужными ассоциациями и, наоборот, максимально возможное совпадение коннотаций греческого термина и найденного перевода. Латинское по происхождению, но вполне прижившееся в русском слово «потенция» удовлетворяет всем этим критериям. Будь переводчиком «Метафизики» Велимир Хлебников, он бы предложил, я думаю, «мощь» или «мочь» – но я не решился.

Если же лишение есть в некотором роде свойство, т.е. предмет обладания… – в оригинале использовано слово ξις, однокоренное с χω, «иметь», но употребимое также (в т.ч. и Аристотелем, см. главу 20) в значениях «состояние», «свойство», «способность», «навык». Родственность всех этих смыслов и их связь с «имением» в латыни и производных от нее лексических системах хорошо передается словом habitus и его производными.

… если же нет, у одного слова «потенция» будут два взаимоисключающих смысла. – В оригинале с обычной для Аристотеля краткостью: ε δ μ, μωνμως. Под двумя значениями «омонима» «потенция» в этом случае имеется в виду «обладание» и «лишение».

Противоположное потенции – это когда вещь лишена потенции… – В оригинале δυναμα δ στ στρησις δυνμεως, и тут мне мой выбор основного термина оказал дурную службу: в век виагры отрицание потенции воспринимается однозначно и неуместно; так что греческую «адинамию» пришлось перевести вот так: «противоположное потенции».

… ведь не в одинаковом смысле мы говорим об отсутствии потенции… – У Розанова к этому месту большущее примечание, поскольку это его любимая тема: действительное, окруженное облаком возможностей. Процитирую кусок: «Указание это имеет высокое онтологическое значение, ибо в меру того, как мы признаем степени или градации неспособности, лишения, недостатка в существе, мы вынуждены будем признать соответственные степени способности. Но как всякая способность есть обладание чем-то, и это обладаемое имеет существование, есть бытие некоторое, то, следовательно, мы вынуждены будем признать в природе степени или градации бытия в смысле существования. … Есть тени бытия, кроме того реального, какое мы знаем, и всякое живое существо ими окружено и даже взаимодействует с ними».

К слову сказать, интересно, ссылается ли на Розанова заявивший себя основателем «потенциологии» Мих. Эпштейн (я не читал)…

когда речь идет о возможном и невозможном… – Ясно, и это отмечает в своем комментарии Розанов, что для Аристотеля физическая потенция и логическая возможность это градации потенциального бытия. Очень перспективный взгляд как для онтологии креационизма, так и для психологии креативности, и для философии проектности: то, что мыслимо, может, будь на то решимость и физические возможности, и быть реализовано. А может и не быть (ср. горькую констатацию кого-то из русских философов времен революции о прерванном развитии России: «быть могло да не возмогло»).

Tags: /humanitor, Аристотель, Аристотеля Метафизика, возможность, дюнамис, перевод, потенция, способность
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • природа и вопрос

    Прогулялись вчера вдоль реки. А что это за цветок?

  • (без темы)

    Встретил у edgar_leitan интересный довод в пользу перевода богослужения на русский язык - слова католического священника: "Пусть…

  • (без темы)

    Дом стоит свет горит из окна видна даль так откуда взялась печаль?

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

Recent Posts from This Journal

  • природа и вопрос

    Прогулялись вчера вдоль реки. А что это за цветок?

  • (без темы)

    Встретил у edgar_leitan интересный довод в пользу перевода богослужения на русский язык - слова католического священника: "Пусть…

  • (без темы)

    Дом стоит свет горит из окна видна даль так откуда взялась печаль?