gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Я шел ко мне, как самый волчий запах... (Из С.Петрова)

У С.В.Петрова много стихотворений про "я" - не про себя, а именно про "я" (хотя, там, конечно, все на личном опыте, своё). И про душу. Ну как можно думать об антропологии, не вобрав в мысль опыт поэта?
Перепечатываю из двухтомника.

***

За годом стало - как в лесу - темнее,
и смолк напев камней, стволов и смол.
И смолоду, как Он теперь ко Мне, я -
или как сон к себе же - подошел.
Что было в нем Тобой? Какая память?
Зачем она тащилась по лесам?
Зачем я есмь своею волей, сам?
Зачем была охота самсусамить?
Я знал. Я был. На сворке сбоку шло я
(на задних лапках? Или окарачь?),
оно, мое, последнее, былое...
Я знал, я был. - Помилуй, не дурачь!
Была охота! Да была охота!
И волчий вой, и лисий гон,
и заячье еще мелькало что-то,
и я бежал со всех сторон.
И сколько их, самих себя, скакало
до дыр и нор, до самых поздних пор,
и было - до последнего оскала,
и против шерсти пер огромный бор!
Приподнимаясь на собачьих лапах,
не лай и не гоняйся - хвост трубой!
(Самих себя? Да взять ли мне внахрап их?)
Я шел ко мне, как самый волчий запах...
- Тубо! - Постой! что было в нем Тобой?
(Ну, разумеется, оно могло бы
беззубым стать, без ярости и злобы.)
Нет, не в черемушках и не в сиреньках,
а по глуши лешачьей и срамной
от встречи к встрече я на четвереньках,
как песье горе, бегало за мной.
18 марта - 4 сентября 1967


***

ВСЁ РАВНО

Я от себя до смерти не уйду,
в особицу, как в трещину, я всунут,
и пусть меня единым духом сдунут,
как тихую пылинку иль звезду.

В своем глазу распухшее бревно,
в чужом зрачке занудная заноза,
я стал сплошной спиной, спокоен, как Спиноза,
и понемногу мне всё будет всё равно.

И трещины моей я жалобней и резче.
Сухой пощечиной улягусь вековать.
И будут надо мною куковать
осиротелые, при тощем теле, вещи.

Зашевелилась дохлая денница,
ресницы дрогнут, глянет сон в окно,
падет звезда, пылинка - единица,
и день слезой в глазу настолько прояснится,
что и в неравенстве мне будет всё равно.

Ночь с 7 на 8 апреля 1967

***

То поплачется, а то прячется
в поцелуй, в хохоток, в винцо.
Поработает душеукладчицей -
и опять лицо как лицо.

И подписано, разрисовано,
занаряжено в жизнь опять,
по часам, по частям рассовано,
и приложена - ах! - печать.

Вот и плачется, вот и прячется,
а потом навзрыд, в непроглядь
душа-душенька раскорячится,
как последняя рвань и блядь.

17 сентября 1967
Subscribe

  • Считаю Россию

    И вот чем я занимаюсь, обессиленный жарой: изучаю поступление заявок на участие в том проекте, который. Считаю, сколько откуда - по областям и…

  • не об о. Вячеславе

    Что-то ощутил нужду написать вот такой пост, отчасти дисклеймер (если верно использую басурманское слово) по отношению к вот этому. Мне совершенно…

  • Однако...

    Анатолий Иванов в 1970-х о будущем. Не читал, да как-то и неприлично было читать его тогда.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments