gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Category:

о смысле действия

Всё хочется понять, что стоит за привычными, по образцам совершаемыми действиями - какие образы человека, мира...
Вот есть такое действие, поступок: молитва за умершего человека. Много предполагается этим действием вещей: этот человек есть, ему что-то нужно, мы можем помочь ему и хоть сколько-то знать, в чем и как...
Но вот еще вопрос. Может быть, нехорошо, неправильно, что-то предпринимать в отношении другого, не спросив его согласия? Мы же здесь, в мире живых, не предпринимаем без спроса действий, которые могут изменить жизнь другого человека.
Вывод: сначала надо обратиться к самому человеку, за которого молишься. Молиться можно только за того, до кого можешь дотянуться.
Видимо, это так и для молитвы о живых. Т.е. это не значит, думаю, что нужно всегда физически спрашивать разрешения (хотя иногда, может, и нужно), но мочь дотянуться...
Tags: действие, живые и мертвые, молитва, смысл
Subscribe

  • Про системную сложность

    Очень, по-моему, интересный текст Алексея Кунгурова (и не слишком, против его обыкновения, стёбный):…

  • Не только в индологии

    Хороший постинг написал edgar_leitan про отсутствие - он даже резче сказал: изгнание - из западной индологии метанарративов и утрату…

  • Однако...

    Анатолий Иванов в 1970-х о будущем. Не читал, да как-то и неприлично было читать его тогда.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • Про системную сложность

    Очень, по-моему, интересный текст Алексея Кунгурова (и не слишком, против его обыкновения, стёбный):…

  • Не только в индологии

    Хороший постинг написал edgar_leitan про отсутствие - он даже резче сказал: изгнание - из западной индологии метанарративов и утрату…

  • Однако...

    Анатолий Иванов в 1970-х о будущем. Не читал, да как-то и неприлично было читать его тогда.