gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Categories:

Платонов. Джан

Понемногу вслух с Т. перед сном перечитали "Чевенгур" и "Котлован". Потом "Впрок" (хотел и так и не собрался написать про образы строителей новой жизни там - ох, хороши!). Потом долго читали его ранние (ему двадцать) статьи с их безумной, яростной революционной одержимостью (чего стоит идея "второго Октября", который должен уничтожить профессиональное разделение).
И вот сейчас "Джан" (1935 примерно, после поездки с др. писателями в Туркмению).

О чем это? О жизни на границе исчезновения. Что-то он узнавал о жизни через это.

Одна цитата:

В соседнем травяном жилище муж говорил с женой; он хотел, чтобы у них родился ребенок – может, он сейчас зачнется.

Но жена отвечала:

– Нет, в нас с тобой слабость одна, мы десять лет его зачинаем, а он не начинается во мне, и я всегда пустая, как мертвая…

Муж молчал, потом говорил:

– Ну, давай чего-нибудь делать вдвоем, нам нечему радоваться с тобой.

– Что же, – отвечала женщина, – мне одеться не во что, тебе тоже: как зимою будем жить!

– Когда будем спать, то согреемся, – отвечал муж, – от бедности чего же больше делать: одна ты осталась, поневоле глядишь и любишь!..

– Больше нечего, – соглашалась женщина, – нету никакого добра у нас с тобой, я все думала-передумала и вижу, что люблю тебя.

– Я тоже тебя, – говорил муж, – иначе не проживешь…

– Дешевле жены ничего нету, – ответила женщина. – При нашей бедности, кроме моего тела, какое у тебя добро?

– Добра не хватает, – согласился муж, – спасибо хоть жена рожается и вырастает сама, нарочно ее не сделаешь: у тебя есть груди, живот, губы, глаза твои глядят, много всего, я думаю о тебе, а ты обо мне, и время идет…

Они замолчали. Чагатаев почистил уши от скопившейся серы и стал слушать далее – не будет ли еще оттуда слов, где лежат муж и жена.

– Мы с тобой плохое добро, – проговорила женщина, – ты худой, слабосильный, а у меня груди засыхают, кости внутри болят…

– Я буду любить твои остатки, – сказал муж.

И они умолкли вовсе, – наверно, обнялись, чтобы держать руками свое единственное счастье.

Чагатаев прошептал что-то, улыбнулся и уснул, довольный, что на его родине среди двоих людей уже существует счастье, хотя и в бедном виде.


И вот сейчас, полезши в интернет, чтобы уточнить обстоятельства написания повести, наткнулся на цитату (видимо, из "Записных книжек"):
Опять Амударья, Чарджуй, опять я в песках, в пустыне, в самом себе.
Андрей Платонов, 12 ч. ночи,
20 января 1935 г., Чарджуй

Tags: Платонов, жизнь
Subscribe

  • Прогулялись

    В Успенском. Церковь: А это вид от церкви:

  • "штаб юности мятежной"

    Вот эта фотография 1925 года, на которой я всегда, проходя, задерживаю взгляд - чем-то она меня притягивает, завораживает... - побудила меня собрать…

  • Гуляем втроем

    Третья - Ариша, которой чуть ли не вчетверо меньше лет, чем мне. Она приехала помогать Тане в работе, а на прогулке мы говорим... о Боге и человеке.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments