gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Р в ММК 3. ОГ Проблема социальной структуры 6

[[От намеченного разбирательства с категорией системы и системным подходом решил отказаться. Какой-то степени ясности удалось достичь в обсуждении предыдущего поста – не в отношении того, что делает ОГ, а в отношении смысла критики его работы со стороны ГП. ОГ заведомо отклоняется от некоторых принятых в ММК подходов, но в чем состоит смысл его новаций еще предстоит понять. Может быть, даже за пределами этого текста. А пока продолжу публикацию]].

К истолкованию понятия института в противостоянии понятию организации
   
Генисаретский. Для того чтобы ввести понятие института, нужно обратить ваше внимание на понятие социально несвязанного поведения. Социально несвязанным поведением я буду называть такое поведение, ни один элемент которого не тождественен ни одному элементу социальной структуры, т.е. это то поведение, которое не социально.

[[Поведение (напоминаю, у ОГ оно вводилось за счет противопоставления структуре пары категорий процесс-материал) и структура категориально различны. Поэтому, о каком тождестве элементов идет речь, непонятно. О детерминации одного другим? Или о какого-то рода соответствии?]].

Я далее буду использовать понятия ориентации и мотивации, а сейчас я скажу, что это – поведение не ориентированное, не мотивированное элементами социальной структуры. Если бы мы ввели понятия сознания и рефлексии, то мы бы сказали, что это такое поведение, которое не управляется рефлексией социальной структуры.

[[Если отвлечься от схемы системного представления и понимать поведение и социальную структуру предметно, то понять можно так: мы можем вести себя социально, сознавая требования социальной структуры, но мыслимо и поведение, не ориентированное на эту структуру, не мотивированное ею – «социально несвязанное»]].

В зависимости от предметных интерпретаций мы здесь получим разные вещи. Мне хочется подчеркнуть, что в силу общей структуры моего предмета это поведение будет культурно значимым и в этом смысле общественным, оно будет детерминировано всей общественной системой и другими структурами культуры, но оно не будет детерминировано в данном случае социальной структурой.

[[Вот это любопытный заход. Чье поведение «культурно значимо», «детерминировано всей общественной системой и другими структурами культуры, но не детерминировано социальной структурой», «социально несвязанно»? Философа? Поэта? Святого отшельника?]].

    Далее я буду говорить об институтах, имея в виду такую определенность поведения, которая задается культурной определенностью однозначно. Институт понимается как культурно значимая, воспроизводящаяся структурная особенность или определенность поведения.
Если вы обратитесь к схеме, в которой противопоставляется культура и социальная система, то можно сказать следующее. Если называть единицей культуры значение, или норму, как называет Щедровицкий, если выделять единицу социума, которую я называю социальным предметом, то отношение между этой парой я называю нормалью. Далее я буду утверждать, что институт является нормальной системой, в том смысле, в котором выделялись эти две особенности.

[[ОГ отсылает к схеме воспроизводства деятельности, в которой в качестве механизма воспроизводства рассматриваются трансляция норм в культурном пространстве и их реализация в социальном пространстве. С пока непонятной целью ОГ вводит новый термин «нормаль», соответствующий паре «норма – реализация».
Две особенности (института как формы) поведения – это, значит, социальная несвязанность и культурная определенность]].

    Здесь говорится только то, что при первом определении институт – это культурно значимая структурная особенность поведения. При этом считается, что мы выделили то культурное значение, которое эта структурная особенность поведения задает. Если мы их можем поставить в отношении нормали, то в первом случае будем говорить об институте, в первом подходе.

[[Т.е. институциональное поведение как социальный объект является реализацией (нормируется) каким-то определенным, специфическим для данного института культурным значением]].

При этом само поведение рассматривается так: сначала фиксируется поведение, потом проводится социокультурное утверждение. Если фиксируется значение как элемент культуры и можно установить определенную связь между поведением и его структурными особенностями с этим значением, то такую связку для начала будем называть институтом. При этом очевидно, что в зависимости от того, какого рода это значение, какой структуре оно принадлежит, мы будем иметь тот или иной институт.

[[Оговорен порядок рассмотрения от фиксируемого (наблюдаемого) поведения к социокультурному его определению. Ниже становится понятно, что это делается в контру структурному функционализму в социологии]].

Если это значение будет принадлежать социальной структуре, то это будет социальный институт. Если другим структурам, то это будет не социальный институт. В зависимости от того, какую мы выберем трактовку поведения, в таком смысле будет входить значение в поведение. Если мы, например, для простоты разделим поведение на ситуацию, ориентацию и роль, то само значение мы можем интерпретировать как значение в виде роли, значение в виде ситуации, значение в виде ориентации, значение в виде особой их структуры и таким образом интерпретировать культурную значимость поведения. Но такого рода конкретизация здесь сейчас неуместна.

[[Понятно, кажется, почему ОГ пользуется термином «культурное значение», вместо введенного ГП «норма». Ему важно сохранить возможность предметной конкретизации «значений» в соответствии с эмпирически фиксируемыми факторами поведения]].

    Щедровицкий. Кроме социальных институтов, какие есть институты?
    Генисаретский. Какие предикаты назовешь, такие есть институты.
    Щедровицкий. Как вводятся социальные институты?
    Генисаретский. Социальные институты вводятся через социальное значение, принадлежащее социальной структуре.
    Щедровицкий. А как вводится социальная структура?
    Генисаретский. Здесь она еще пока не вводилась. Просто определяются ее существование и ее принадлежность к культуре. Обычно она определяется обратным путем – через указание сначала всего материала предмета, она конструируется. Сейчас моя задача состоит в том, чтобы сделать все оговорки относительно поведения и человека как поведенческого существа, с тем чтобы потом на этой основе образовать конструктивный материал корректно, а сконструировать проще, чем истолковать неконструктивно.
    Далее мне нужно так сконструировать понятие института, чтобы оно было очевидно с поведенческой и антропологической точек зрения. Я начинаю постепенно это разворачивать.
    Институциональное поведение и институциональный индивид в этом случае характеризуются таким образом, что это поведение является не операционализированным, в некотором смысле автоматическим, т.е. структура его не предполагает рефлексии, осознания, понимания, операционализации и т.д. Термин автоматическое я употребляю здесь для обозначения этой группы свойств. Можно трактовать ее как непроблематизируемость данной структуры поведения, т.е. эта структура ни в каком смысле не является объектом действия для институционального индивида. В самом институциональном поведении эта структура не входит в действие, на нее не распространяются, в частности, и никакие действия сознания.

[[Прежде всего, как я понял, слова «структура» здесь употребляется в двух разных смыслах – как «социальная структура», та самая, что не определяет институциональное поведение (см. выше), и как структура, структурная особенность этого поведения. Про вторую говорится, что она не задается индивидом сознательно, что делает поведение «автоматическим», в смысле, как я понимаю, спонтанности, неумышленности.
Здесь также говорится о рефлексии, точнее, о ее отсутствии у институционально ведущего себя индивида – он не рефлектирует ни свое поведение, ни внешнюю социальную структуру, т.е. не сопоставляет и не согласовывает их]].

Выражаясь более мягко, следует указать на то, что обычно в понятии института указывается на информированность индивида по схеме своего институционального поведения. Это указание вполне предметно осмысленно, но его следует трактовать в связи с более дифференцированным понятием сознания. Нельзя трактовать эту информированность как осознанность, потому что из осознанности сразу бы следовала возможность превращения его в объект действия. По-видимому, здесь следует четко различать разные типы осознания, одно из которых будет действительным осознанием, т.е. включающим осознавательную деятельность, а другое – недействительным сознанием, между которыми должен быть развернут еще один процесс, чтобы одно сознание провернуть в другое. Это я интерпретировал автоматичность.

[[Вот это то, ради чего я обратился к текстам ОГ – его трактовка сознания как чего-то внутри себя сложноорганизованного, в котором много чего происходит. ГП чурался этого как психологизма, а ОГ сделал одним из важнейших для себя предметов исследования]].

При этом сознание может отличать институциональную структуру от других и применять к ним коммуникативную или социетальную функции, а не деятельную. В частности, по поводу институциональной структуры возможна коммуникация и возможен социальный контроль или социальный процесс. Но при определении этого понятия запрещается превращение институциональной структуры в объект действия.

[[За этим, видимо, стоят некие ценностные предпочтения. Если, например, рассмотреть такой институт, как семья, то сказанное означает, что никто не может (не смеет!) прямо воздействовать на семью и на поведение в семье (включая ее членов), но возможна коммуникация по поводу семьи и социальный контроль косвенными методами. Грубо говоря, нельзя заставлять женщин рожать, но можно действовать убеждением, примером, поощрением]].

    Понятие института характерно тем, что это такой тип социального поведения, который не проблематизируем и не преобразуем посредством деятельных операций, которыми обладает индивид. Непроблематизируемость мне необходимо отметить в связи с тем, что понятия сознание и осознанная деятельность, разумное действие формировались параллельно совершенно определенной социологией – особенно в XVII в. в связи с концепцией социальной физики, где индивид сразу трактовался как активное, деятельное, разумное свободное существо и все институциональные образования трактовались как пережитки, заблуждения. Человек-то предполагал, что он связан некими институциональными обязательствами, но эта связанность понималась всегда негативно. Его заданность, культурная, институциональная, считалась чем-то относящимся к недоразвитости рода человеческого. Прогресс и направление социального развития определялись так, что постепенно достигается полная свобода относительно всех таких заданностей.
    В отличие от этой социальной философии, просуществовавшей до сих пор во многих направлениях, собственно социология как наука, и особенно культурологическая интерпретация, настаивает на том, что существуют не только отрицательные, но и положительные, недействительные, т.е. не включенные в структуру деятельности, заданности и что применение к ним деятельной установки есть событие внутри социальной системы, осуществляющееся отнюдь не автоматически. Эта защитительная оговорка делается для того, чтобы еще раз подчеркнуть, в чем различие между информированностью в структуре институционального поведения и возможностью ее изменений через осознание или рефлексию. Институциональные структуры осознаются как обстоятельства, но они не превращаемы в объекты действия.

[[Ага, понятен контекст. Т.е. это всё направлено против рационалистического социального конструктивизма, враждебного всем традиционным институтам и нацеленным на «освобождение» от них. Тема традиций, традиционализма сохранила для него значение доныне]].

Обычно, рассматривая действие в схеме структуры института, мыслят таким образом, что общество является не гомогенным институционально, т.е. в нем присутствует не один институт по поводу определенного социального объекта, а несколько. Рефлексия института, выделение его в качестве объекта действия происходит путем социального сопоставления одного института с другим, т.е. через ситуацию конфликта, когда по поводу одного и того же социального предмета отправляются два института. В этой ситуации институт объективируется через его отличие от наблюдаемого поведения другого.
Сопоставление поведения институтов и его интерпретация служат механизмом социальной рефлексии института. За счет этого происходит осознание и ставятся какие-то задачи. Но это – обстоятельство совершенно другого рода, чем утверждение об информированности, потому что здесь идет рефлексия посредством социальной структуры, а не механизм осознания. Это – рефлексия в условиях полиинституциональности. Само же утверждение об «автоматизме» или информированности делается в условиях моноинституциональности, поэтому так категорически утверждается активная неосознаваемость института.

[[Здесь он размежевывается с социальной рефлексией института через сопоставление одного института и соответствующего поведения с другим, отличая от такой рефлексии недеятельное осознание, рождающее информированность, которая делает возможной коммуникацию о поведении, но не прямое действие на него]].

Анисимов. То, что вы сейчас рассказали, это – единственное, что можно сказать по поводу института? По-моему, вы не задали оппозиции института и индивида.
Генисаретский. Такая оппозиция не задана, потому что здесь институт рассматривается как особая структура поведения. Поведение считается равносущим индивиду, т.е. оно рассматривается всегда с индивидом [[об этом здесь]]. В этом смысле здесь говорится об институциональном поведении индивида или просто институциональном индивиде. То и другое задается с указанием на определенное [[культурное]] значение.
Анисимов. А институтов вне поведения не существует?
Генисаретский. Об институте вне поведения можно говорить потом только в том смысле, что сам институт можно будет считать элементом социальной структуры при абстрактном рассмотрении структуры относительно материала. Такая точка зрения оппозиционно возможна. Но мне нужно до нее еще дойти. Институциональная социология просто трактует социальную структуру как систему институтов. Но смысл такого подхода без предварительного поведенческого истолкования, по-моему, непонятен.

[[ОГ имеет в виду структурно-функционалистские концепции общественных институтов, типа парсоновской см. статью "Социальные институты" В Стэнфордской энциклопедии философии, которые рассматривают институты «сверху», отправляясь от их функциональных мест в обществе; с его точки зрения, такой подход неполноценен «без предварительного поведенческого истолкования», которое он и хочет предложить]].

Щедровицкий. Я заранее извиняюсь за то, что я искажу Олега, но я хочу пояснить его мысль. То, что ты сейчас, Олег, излагал, мало понятно и нуждается в наглядных картинках.

[[До следующего поста]].
 
Tags: Генисаретский, Щедровицкий, институт, социология
Subscribe

  • Есть ли импичмент в Церкви?

    Меня тут вопросом озадачили, сочтя по ошибке сведущим: предусмотрено ли каноническим правом смещение Патриарха за какие-либо прегрешения? Может, кто…

  • просьба о помощи жителям Донбасса

    В связи с коронавирусом сейчас ограничивается возможность проезда на Донбасс. Пока есть время, мы собираем машину гуманитарной помощи в больницы ЛНР…

  • Равенство против любви

    Зачем-то да рождаются в мире люди, не равные другим, иногда сильно обделенные силой, умом, здоровьем. Наверное, для того, чтобы мы любили не только…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments