gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Category:

Климент 1: сон и пробуждение

Перевожу книгу Аркадия Шуфрина «Гнозис, теофания, обожение: Климент Александрийский и его источники». Встречаются вещи, которые хочется обсудить. Например, распространенное (и не только в пределах христианства) представление о дурной жизни как о сне и о пробуждении как о прозрении и просветлении. В книге рассматриваются несколько вариантов такого представления, различающиеся либо в самих источниках, либо за счет их современной интерпретации. Вот как можно, несколько упрощая и опуская – для выявления логического каркаса – некоторые извивы аргументации, представить эти варианты:
1. Жизнь – это сладкий сон, т.е. состояние самообмана, поддерживаемого приятными «сновидческими» образами. Соответственно, пробуждение достигается через познание истинной, т.е. дурной, природы происходящего, которое при этом теряет свою власть над нами, ибо никто не предпочитает зло как зло.
2. Пребывающие во сне захвачены кошмарными видениями, от которых не могут освободиться. Что же держит в таком случае человека в этом тягостном сне? Полное неведение самой идеи блага. Погруженность в эту ситуацию причинения зла и страдания от него столь полная, что никакого осознания того, что это зло, просто не может появиться, поскольку такое осознание подразумевало бы, по меньшей мере, некоторую степень отстранения от ситуации. Соответственно, и пробудиться, прозреть своими силами человек не может; пробудить его может только внешняя сила.
(В книге цитируется «Евангелие истины», которое, как принято считать вышло из среды валентиниан и в котором эта ситуация представлена очень красочно. Сходная картина – изображение девятой «казни египетской» – нарисована в 17-й главе Книги Премудрости Соломоновой. В обоих случаях смысл тот, что неведение Бога является причиной кошмара; таково состояние дохристианского человечества).
При этом рассматриваются, в свою очередь, два варианта описания пробуждения, различные по логико-временнОй структуре.
2.1. Некий «зов извне» сначала пробуждает от «глубокой дремоты мира», принося знание об отсутствии знания и тем самым приводя к осознанию нужды в знании и искуплении. Эмоциональным коррелятом этого пробуждения является ужас и отчаяние – самозащитой от которых (непреодолимой своими силами) и было состояние самообмана, «пробиваемое» зовом. Это негативное («привативное») знание о незнании есть необходимое условие для последующего радостного и благодарного отклика на зов и второго, высшего, пробуждения.
2.2. Согласно второму варианту никакой фазы промежуточного пробуждения и осознания неискупленной реальности нет; эта промежуточная фаза бесплодна с точки зрения возможности проснуться своими силами и избыточна для пробуждения извне, которое сразу приносит сознание иллюзорности сновидческого кошмара, освобождение от него и радость спасенности.
В книге приводятся доводы в пользу того, что этот пробуждающий внешний фактор – помощь Духа, нисходящего в крещении. И что такое понимание происходящего в крещении – как пробуждения от сна, внезапного прозрения и просветления – разделял с валентинианами, как показывает автор, и Климент Александрийский.
То, что я хотел бы обсудить, это, разумеется, не верность той или иной интерпретации источников - для этого пришлось бы проделывать вслед за автором весь проделанный им скрупулезный анализ. Вопрос в другом: если приложить эту метафору сна - пробуждения к нашей жизни, то какой из трех вариантов (или какой-то еще) представляется наиболее реалистичным? Или это - типология возможных ситуаций?
И в заключение – ради причащения к подлинности – приведу две цитаты: упомянутый выше отрывок из «Евангелия истины» и небольшой кусочек из «Педагога» Климента.
Евангелие истины:
/29.5/ Было множество /6/ заблуждений, которыми они были одержимы. /7/ И было множество бессмыслиц /8/ пустых, как если бы /9/ они были погружены в сон /10/ и захвачены /11/ кошмарными видениями: /12/ то они убегают, /13/ то бессильны догнать, преследуя /14/ кого-то или что-то; то /15/ бьют кого-то, то получают удары; /16-17/ то падают с высоты, /18/ то поднимаются /19/ в воздух, хотя и не имеют крыльев. /20/ Иногда это похоже на то, как если бы кто-то /21/ хотел их заколоть, хотя никто /22/ их не преследует; то они убивали /23/ своих ближних, /24/ ибо были запятнаны /25/ их кровью. До /26/ того, как пробуждаются /27/ те, кто через всё это проходит, /28/ они ничего не видят /29/ – те, /30/ кто пребывают среди этих кошмаров, /31/ ибо ничем было /32/ всё такое. Так /33/ они отбросили прочь /34/ от себя неведение, /35/ как сон, /36/ который они не считают чем-либо, /37/ равно как /30.1/ дела (события?) его не считают /2/ чем-то реальным, но оставляют позади /3/, подобно /4/ ночному сновидению, и знание (гнозис) /5/ Отца приравнивают /6/ к свету. Так /7/ поступали, будто спя, все, /8/ когда /9/ пребывали в неведении; /10/ и так /11/ они выпрямляются, и таким образом /12/ пробуждаются. Хорош /13/ тот, кто обратился к себе /14/ и был разбужен, и блажен /15/ открывший /16/ глаза слепым! И /17/ Дух устремился за ним, /18/ спеша /19/ разбудить. Простерши руку свою /20/ к нему, лежащему на /21/ земле, он поставил его /22/ на ноги, ибо /23/ он еще не пробудился.
Климент Александрийский. Педагог:
/1.28.1/ Как стряхнувшие с себя сон уже пробуждены изнутри; но лучше сказать: как пытающиеся удалить катаракту с глаз не свет извне себе доставляют, которого у них нет, но, удаляя с глаза препятствие, оставляют [его] зрачок свободным; так и мы в крещении, счистив грехи, затемнявшие, подобно туману, [наш] божественный дух (cр. Ис. 44:22), держим око духа свободным, не запинаемым и ясным, то око, которым только и зрим божественное, когда втекает к нам с неба святой дух.
Tags: Климент Александрийский, гнозис, пробуждение, сон
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 78 comments